2018-04-02T13:04:19+03:00

Дмитрий ЯЗОВ: «Я чуть не проспал должность министра обороны»

Сегодня последнему Маршалу Советского Союза - 85 лет [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments30
Когда в мае 2005-го Язов приехал в «Комсомолку», наш военный обозреватель Виктор Баранец с удовольствием взял на себя обязанности адъютанта Маршала...Когда в мае 2005-го Язов приехал в «Комсомолку», наш военный обозреватель Виктор Баранец с удовольствием взял на себя обязанности адъютанта Маршала...
Изменить размер текста:

На днях маршал встретил меня бодрой улыбкой именинника. Я поздравил его с 85-летием и вручил подарок от редакции. Потом мы беседовали часа два. Дмитрий Тимофеевич вспоминал пережитое. Вот - лишь один эпизод из его рассказа.

- 1987 год. Я был начальником Главного управления кадров Минобороны. Ночью спим с женой дома, звонков не слышим - телефон стоял на кухне.

Потом кто-то барабанит сильно в дверь. Я вышел, открываю - мой зять, Саша Лосик.

Говорит: «Вам уже часа три не могут дозвониться Соколов и Ахромеев (соответственно министр обороны СССР и начальник Генштаба. - В. Б.).

Я с Сашей сел в его «Жигули», и он меня привез в Минобороны.

Соколов говорит: «Я тебя не вызывал». Я - к Ахромееву. Он мне: «Тебе надо быть в 10 часов в Кремле, на Политбюро». Это было в три часа ночи! Никто не спал. Готовились к Политбюро после посадки самолета Руста на Красной площади.

Приезжаю утром на Старую площадь, а там уже почти весь наш высший руксостав. Начинается Политбюро.

Лушев, первый замминистра обороны, начинает докладывать. Он не успел ничего толком доложить, а Горбачев ему говорит, мол, хватит болтовню нести.

Затем Колдунов вышел. Главный маршал авиации. Главком ПВО. Дважды Герой Советского Союза. Едва рот раскрыл, Горбачев и ему:

- Хватит, это все отговорки. Кто виноват?

Куликов отвечает:

- Ну, Руст и виноват... Мы ж не имели права его, Михаил Сергеевич, сбивать!

А когда сбили южнокорейский самолет, тогда было указание - не сбивать гражданские самолеты.

Горбачев сказал Соколову: «А вам, Сергей Леонидович, надо опредеделиться». Маршал Соколов ответил: «Я готов нести ответственность - наравне с вами». Они оба в день ЧП в Берлине были. После этого Горбачев попросил всех членов Политбюро зайти в Ореховую комнату.

Минут 20 прошло, выходит Савинкин, зав. Административным отделом ЦК, берет меня за руку - пойдем. Куликов в спину мне говорит: «Вот нового министра повели!» Захожу. Горбачев говорит: «Вот мы тут посоветовались, предлагаю вам должность министра обороны». Я говорю, что не готов к этой должности. «Ну мы тебе сутки еще дадим для вхождения в должность». Я посмотрел на Соколова - тот кивает, мол, соглашайся. А Горбачев - Лукьянову: «Толя, в 16 часов Язова представьте коллегии Министерства обороны, и с завтрашнего дня он министр. Все!»

Мы приехали с Соколовым к нему в кабинет, он расстроенный, конечно. Пригласили офицеров с «ядерным чемоданчиком»... Я его принял. И все, вступил в должность.

Ночью звонит Горбачев домой: «А чего у тебя нет ВЧ?» Я говорю: откуда у меня ВЧ? Я не успел никаких указаний еще дать, сегодня же выходной. «Завтра у тебя все будет». И все было. Все за день сделали.

ДЕСЯТЬ ВОПРОСОВ ИМЕНИННИКУ

«Не подам руки некоторым генералам»...

- Это правда, что в ваше время армия была почти 10-миллионной?

- Нет. Официально - 4 миллиона 200 тысяч. А на самом деле состояли на довольствии более 5,5 миллиона. Многие части работали на промышленность, сельское хозяйство. У нас ведь была рисовая дивизия, рисовая бригада, несколько рисовых полков. Рис выращивали.

- Существовал ли секретный план броска Советской армии до Ла-Манша?

- Это брехня. На случай войны были планы только обороняться. Я подписывал эти документы. Мы никогда не пытались планировать наступление, если на нас не напали.

- Правда, что в бытность вашу министром на время учений якобы закладывались неизбежные людские потери на уровне 3%?

- Глупости. Никто и никогда не издавал таких директив. Наоборот, не только перед учениями, перед любым занятием по боевой подготовке предусматривались жесточайшие меры безопасности. Причем под расписку.

- Откуда в армии взялась «дедовщина»?

- В 60-е годы начали призывать бывших осужденных. Они и принесли в казармы тюремные порядки. В Чехословакии, где я командовал Группой войск, были случаи «дедовщины». Один негодяй, тоже бывший в тюрьме, заставил молодого бойца сапоги ему лизать. Другой заставил солдат кукарекать. Я боролся с этим нещадно.

- Какое у вас отношение к Горбачеву?

- Вначале было нормальное. А потом я понял, что его политика ведет к развалу Союза. Мне сильно не понравилось, что он обозвал генералов дармоедами.

- Это правда, что после путча вы написали Горбачеву покаянное письмо, в котором назвали себя «старым дураком», ввязавшимся в путч?

- Я не писал никаких раскаяний. Это один журналист выдумал.

- Каким образом ваши уголовное дело, китель и удостоверение оказались на «Сотбисе»?

- Есть один жулик и прощелыга. Он пришел однажды ко мне и сказал, что в какой-то школе открыл музей. И для музея он у меня попросил документы и китель. Когда пришел в музей, а там все на ксероксе снято и все поддельное висит. А уголовное дело мое, похоже, просто кто-то продал за рубеж...

- Как вы относитесь в нынешним реформам в армии?

- Меня сильно настораживает радикальное сокращение офицерского корпуса. Это становой хребет Вооруженных сил. Если его ломанут, армия может не очухаться от таких реформ. Офицеров надо беречь.

- На днях президентом США стал Обама. Как это скажется на безопасности России?

- Никак не скажется. В Америке правит капитал. А президенты, что бывшие, что нынешний, выполняют то, что в интересах капитала.

- Кому из политиков и военных вы сегодня не пожали бы руку?

- Прежде всего тем двоим, которые осенью 91-го, когда я сидел в тюрьме, пришли смотреть мою квартиру. А жена моя с переломанным позвоночником в коляске передвигалась. Они даже не спросили, как здоровье и чем могут помочь. Их квадратные метры интересовали в первую очередь.

Интервью с Маршалом Советского Союза Дмитрием Тимофеевичем Язовым.На днях маршал встретил меня бодрой улыбкой именинника. Я поздравил его с 85-летием и вручил подарок от редакции. Потом мы беседовали часа два. Дмитрий Тимофеевич вспоминал пережитое. Вот - лишь один эпизод из его рассказа. Съемка: Виктор Баранец

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также