2018-07-03T09:44:42+03:00

Сестры-близняшки, которых разлучили в пермской больнице 35 лет назад, требуют 55 миллионов рублей компенсации

Одна девочка выросла в детском доме [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments85
Разлученные близняшки Ксения и Ульяна.Разлученные близняшки Ксения и Ульяна.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО
Изменить размер текста:

В Ленинском суде Перми рассматривается дело, подробности которого шокировали и растрогали даже обычно скучающих на заседаниях судебных приставов. 35 лет назад в пермской больнице разлучили двух сестер-близняшек. В итоге Ксения выросла в детском доме, а Ульяна всю свою жизнь считала родной сестрой другую девочку. Разлученные близняшки и их родные подали иск о возмещении моральной компенсации на общую сумму в 55 миллионов рублей.

«Уля, я встретила твое зеркальное отражение»

- Все произошло настолько случайно, что даже страшно, чт

о этого вообще могло не быть, - рассказывает 35-летняя Ульяна Киселева. - Мне позвонила моя подруга Лена и начала возмущаться: «Я еду в машине, сигналю тебе, ты обернулась, но только отмахнулась!» Я в ответ очень удивилась: мол, где ты меня могла видеть, если я сижу дома у телевизора.

Лена, вспоминает Ульяна, тогда просто опешила:

- Кто же тогда эта девушка, которая только что зашла в кафе. Она же просто твое зеркальное отражение!

Лена вышла из машины и бросилась догонять девушку, как две капли воды похожую на ее лучшую подругу. Догнала, объяснила ситуацию и попросила сделать фото.

- Лена тут же отправила фото мне - одно лицо, - вспоминает Уля. - Дата рождения тоже почти совпала: я родилась 5 декабря 1982 года, а эта девушка - 6 декабря 1982-го.

Уже через несколько дней Ульяна приехала к Ксюше в гости - знакомиться.

Чтобы отмести последние сомнения, близняшки сделали экспертизу ДНК. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Чтобы отмести последние сомнения, близняшки сделали экспертизу ДНК.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Это была какая-то невозможная ситуация, эмоции - не передать словами, у нас просто рвало крышу, - вспоминают сейчас близняшки. Они оказались похожи не только внешне – обе светленькие, высокие, улыбчивые. Это невероятно, но сестры, которые никогда раньше не виделись, носят одинаковую прическу. Одинаковым невольным жестом поправляют волосы, которые обе любят собирать в косичку, одинаково жестикулируют при разговоре, смеются…

«Бабушка, тетя Уля своего клона нашла»

- Всю свою жизнь я считала своей родной сестрой Яну, - продолжает Ульяна. – Мы очень любим друг друга, но по-настоящему близкими не были никогда. Мы совсем разные внешне – она невысокая, темненькая. У нас разные интересы, увлечения, друзья. А с Ксенией я сразу почувствовала какую-то невидимую связь - мой родной человек.

Чтобы отмести последние сомнения, близняшки сделали экспертизу ДНК. С вероятностью 99,9 % их родство подтвердилось. Мама и папа Ульяны оказались биологическими родителями Ксении. А мама Ксении – настоящей мамой Яны.

Владимир Васильевич и Галина Владимировна все равно считают Яну своей родной дочерью. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Владимир Васильевич и Галина Владимировна все равно считают Яну своей родной дочерью.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Бабушка, представляешь, тетя Уля нашла своего клона, - с детской непосредственностью поделился сногсшибательной новостью сын Яны Никита, сейчас парню уже 13.

Родители Ули очень долго не могли принять, что всю жизнь растили не свою родную дочку. Еще тяжелее было самой Яне, привычный мир которой рухнул в одну секунду: родители, сестра - теперь это чужие люди.

- Яночка очень сильно переживает, - рассказывает мама Ульяны и Ксении Галина Владимировна. - Мы стараемся поддерживать ее, уделять как можно больше внимания. Она наша родная девочка, и навсегда останется нашей дочкой.

Видела дочь всего два раза

Родители разлученных девочек - педагоги, интеллигентная и уважаемая семья. Галина Владимировна всю жизнь проработала в школе, Владимир Васильевич преподавал в училище.

В поисках справедливости Ульяна и Ксения в Ленинский суд. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

В поисках справедливости Ульяна и Ксения в Ленинский суд.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- У нас уже была дочь Аня, я ждала второго ребенка, - вспоминает Галина Владимировна, в 82-м году ей было всего 26 лет. - УЗИ в то время не делали, а гинеколог трогала мой живот и удивлялась: много мелких частей. Но мы и предположить не могли, что детей - двое.

Галина Шилова рожала в роддоме № 7, что на Гайве. Первой родилась Ульяна, вес – кило восемьсот. Через несколько минут на свет появилась вторая девочка, весом всего в полтора килограмма.

- В роддоме я видела вторую дочку всего два раза, - вспоминает Галина Владимировна. - Врачи сказали, что девочка очень слабенькая, и ее переводят в детскую больницу на «допаривание». Нас с Ульяной выписали домой, но навещать второго ребенка не разрешили – больницу закрыли на карантин по гриппу.

Родители звонили врачам каждый день, но там только отвечали: когда ребенок наберет необходимый вес, мы его выпишем.

Разлученные близняшки подали иск о возмещении моральной компенсации на общую сумму в 55 миллионов рублей. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Разлученные близняшки подали иск о возмещении моральной компенсации на общую сумму в 55 миллионов рублей.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

- Дочку выписали через месяц, и я поехал ее забирать, - рассказывает Владимир Васильевич. – Через окошко мне выдали ребенка, завернутого в одеялко. Медсестра открыла малышке личико и спросила: «Ваш ребенок?» Раз мне его отдают, значит мой, конечно. У меня никакого сомнения не было, что забираю чужое дитя.

Счастливый отец привез кроху домой. Когда малышку раздели, молодые родители были в полном шоке:

- Ребенок был в ужасно запущенном состоянии - синяк на попке, опрелости, пролежни. Волосики как у Маугли, все спутались и свалялись, с застрявшими перьями от подушки.

Одна похожа на маму, другая – на папу

Бежать куда-то и жаловаться у молодых родителей не было ни времени, ни желания.

- В то время это было и не принято, - продолжает Владимир Васильевич. – Это могли расценить, будто мы хотим отказаться от ребенка. Поэтому в ту больницу мы больше никогда не ездили и лечили дочку сами, назвали ее Яной.

Близняшки росли совсем не похожими. Ульяна высокая, светловолосая, с голубыми глазами. А Яна – как маленькая цыганка. Темненькая, с выразительными почти черными глазами.

Владимир Васильевич и Галина Владимировна с детьми на Азовском море. Фото: из семейного архива.

Владимир Васильевич и Галина Владимировна с детьми на Азовском море. Фото: из семейного архива.

- Они и по характеру были совсем разные, - улыбается Галина Владимировна. – Уля спокойная, домашняя, любила кукол, играла на скрипке. А Яна как мальчишка – носилась по улице, играла в машинки.

Окружающие часто подмечали: какими разными растут девочки, но родители всем объясняли: одна похожа на маму, другая - на папу.

- Конечно, иногда сомнения меня терзали, но я никогда не высказывала их вслух и даже думать себе не разрешала, что Яна не наша дочка, - рассказывает Галина Владимировна.

Ксюша выросла в роддоме

- Родные долго не решались рассказать мне правду, что нашлась настоящая сестра Ули, - говорит Яна. – Конечно, с одной стороны я была очень рада за сестру, а с другой - почувствовала себя очень одинокой. Сейчас мы все очень подружились, часто встречаемся и общаемся, но мне все равно иногда очень грустно.

- Вы познакомились со своей настоящей мамой?

- Нет, у меня одна мама, Галина Владимировна. А вот своего брата Диму я пару раз видела, но общение у нас как-то не сложилось.

Яна появилась на свет раньше срока в родильном отделении «девятки» на день позже девочек - 6 декабря. В детскую больницу № 13 ее привезли почти одновременно с Ксенией. У обеих был недостаток веса.

Когда дети достаточно окрепли, их вернули родителям. Только Яну отдали папе Ксении, а Ксюшу – Яниной маме.

- С мамой я прожила всего четыре года, - Ксении тяжело рассказывать о своем детстве. – А потом ее лишили родительских прав и мы с братом оказались в детском доме, где я и выросла.

Мама навестила детей всего пару раз и больше их судьбой не интересовалась. Выпивала, потом серьезно заболела. Сейчас она прикована к постели после инсульта.

- Из-за халатности медиков я выросла в детском доме, а не в семье, - говорит Ксения. – У меня не было сестры, не было папы и мамы, о которых я всегда мечтала. В детском доме мне приходилось выживать, что, конечно, очень закалило мой характер.

Ксения – сама многодетная мама. У нее двое сыновей школьников – 11 и 13 лет и двухлетняя дочка.

- Мы очень переживаем за наших девочек, и больше всего за Ксюшу, - говорят родители близняшек. – Ее лишили детства, родительской любви и ласки, конфет, игрушек. Мы лишись возможности вырастить ее, дать ей воспитание, образование. Кто-то же в этом виноват? Мы хотим добиться справедливости.

Родители разлученных девочек - педагоги, интеллигентная и уважаемая семья. Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

Родители разлученных девочек - педагоги, интеллигентная и уважаемая семья.Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

«Докажите, что подмена произошла в нашей больнице»

В поисках справедливости Ульяна, Ксения, их родители и Яна обратились в Ленинский суд с иском о возмещении морального ущерба. Ксения требует взыскать с больницы, где ее разлучили с родной сестрой и родителями, 15 миллионов рублей. Все остальные заявили иски на сумму по 10 миллионов.

- Обычно такие многомиллионные иски заявляют, когда с человеком случилась беда, - высказал свою точку зрения представитель детской больницы Евгений Козьминых. – Когда в результате врачебной ошибки пациент умирает или остается инвалидом. Здесь же, на мой взгляд, случилось радостное событие, через много лет люди обрели друг друга. Как юрист, я хочу сказать, что не признаю исковые требования, поскольку нет никаких доказательств, что подмена произошла именно в нашей больнице. События случились 35 лет назад, восстановить их сегодня практически невозможно. По закону медицинская документация хранится в архиве 25 лет, то есть сейчас она уже уничтожена.

В ответ семья разлученных близняшек намерена все же найти доказательства, что Ксению и Яну подменили именно в больнице № 13. Для этого суд запросит данные из роддомов, где родились девочки, из ЗАГСа и из детских поликлиник, где они наблюдались.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родители перепутанных в пермском роддоме близнецов подали иск на 35 миллионов рублей

Одна из девушек воспитывалась в родной семье, а другая - в детдоме. Их родители хотят получить компенсацию морального вреда сразу от нескольких ведомств (Далее…)

«Их перепутали в роддоме». Пермячка судится с Минздравом РФ

История Вероники Швецовой и Татьяны Савельевой во многом напоминает историю главных героинь сериала «Их перепутали в роддоме», где из-за ошибки медиков, жгучую брюнетку с взрывным темпераментом воспитала семья, в которой и мама и папа – успешные, вежливые блондины, а их настоящая дочка – кроткая и спокойная блондинка выросла в бедном квартале без отца. Только в сериале правда открылась, когда девочки были еще подростками, а Вероника и Татьяна узнали о чудовищной ошибке, будучи уже взрослыми женщинами. 7 марта обеим исполнится 40, они говорят, что прожили чужую жизнь. (Далее…)

35 лет назад в пермской больнице разлучили двух сестер-близняшек..Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

 
Читайте также