2018-09-20T02:10:17+03:00

Саргылана Аммосова: Лес я не оставляла никогда

Более 30 лет Саргылана работает в лесном хозяйстве Республики Саха (Якутия). Она многое сделала для сохранения и развития отрасли, но в ее историю наша героиня вошла как первая женщина – Главный лесничий Якутии
Алла ГРИБИНЮК
Поделиться:
Комментарии: comments5
Саргылана АммосоваСаргылана Аммосова
Изменить размер текста:

Ее имя – Саргылана – в переводе с якутского обозначает «приносящая счастье, благополучие».

- Я всегда старалась ему соответствовать, - улыбается моя собеседница.

Якуты - ударение на последнем слоге - не мыслят своей жизни вне природы. Предки Саргыланы были охотниками, рыбаками. Но особую любовь к лесу привила мама, Вера Гаврильевна, учитель биологии. Всей семьей – а у Саргыланы были еще три брата и сестра– они часто выезжали в лес, играли в лапту, изучали растения. Беда пришла как всегда внезапно.

Погиб на охоте старший брат - Петр. Несчастный случай. После тяжело заболел, а затем ушел из жизни отец. Ему было всего сорок. Мать от пережитого тяжело заболела. Брат Степан поступил в институт и уехал учиться, Гаврила призвали в армию.

- Когда папы не стало, я училась в седьмом классе, - вспоминает Саргылана Поликарповна. – Очень запомнилось, как мама уезжала в больницу. Она сказала: «Теперь всё на твоих плечах, ты обеспечиваешь быт семьи».

Чтобы распределить небогатый семейный доход, девочка завела тетрадь, в которую подробно записывала расходы.

- Самым большим моим страхом было то, что мне не хватит денег на продукты и семья останется голодной, - признается женщина. – Но мама всегда говорила, что от отца мне передались способности к математике, которые и помогли справиться с расчетами. Да и вообще учиться я любила, школу закончила с золотой медалью.

Золотая медаль – это серьезная возможность выбрать престижную профессию. Но Саргылана решила стать лесником. Все просто: в советское время у работников лесного хозяйства уровень жизни был достаточно высоким. Уральский лесотехнический институт девушка окончила с красным дипломом по специальности «Инженер лесного хозяйства».

В то время была система распределения после вузов. Но «краснодипломникам» предоставлялись льготы – ты сам мог выбрать куда поедешь. Саргылана выбрала родной Якутск. Отговаривали ее всей комиссией: мол, в Якутии условное ведение лесного хозяйства. Там, в основном, охрана леса от пожаров, и все полученные знания по лесной генетике, мелиорации, по тем же лесным культурам абсолютно не понадобятся…

- А я заплакала тогда и сказала: «Все равно поеду в Якутию! Будет там развитое лесное хозяйство!» - вспоминает с улыбкой женщина.

Якутия встретила Саргылану во всех смыслах прохладно. В Министерстве лесного хозяйства работали люди с большим профессиональным багажом за спиной. Свой путь они начинали с лесничих, потом поработали директорами лесхозов, да не по одному десятку лет. А тут – на тебе, специалист…

- Мои документы посмотрела сотрудник отдела кадров и жестко отрезала: «Девушек не берем!» Потом уточнила: «Вы разве сможете ходить по лесу в болотных и кирзовых сапогах?» Я ответила: «Конечно!»

Кое-как документы приняли.13 мая 1987 года в трудовой книжке Саргыланы появилась запись: «Принята на работу инженером отдела охраны Министерства лесного хозяйства Якутской АССР». Работа заключалась в составлении большого количества отчетов. Просидев в Министерстве два месяца, начала скучать. И поняла - нужно уходить, без практики профессионалом не станешь.

- Как-то ко мне зашел директор моего родного Орджоникидзевского лесхоза, заслуженный лесовод РФ Кондратий Иннокентьевич Федоров, и пригласил на работу лесничим. Он мне тогда пообещал, что это будет самый замечательный год моей жизни.

Лесничество расположилось на двух миллионах гектаров. В первый рабочий день рано утром Саргылану позвали знакомиться с коллективом. Более тяжелой дороги в своей жизни она не помнит.

- Я шла на эту встречу, а на ногах, казалось, висели гири. И все время думала: что я скажу этим людям? В подчинении у меня 17 человек. Это лесники, мастера леса, трактористы, все взрослые мужчины, профессионалы.

Коллектив собрался в небольшой конторе, сотрудники курили, разговаривали, ждали нового начальника. Саргылана вошла и сходу спросила: «Кто исполнял обязанности лесничего?» Один из присутствующих отозвался. Она попросила познакомить с коллективом, но конечно же, от волнения никого не запомнила.

- Самым сложным тогда было переломить ситуацию с населением, с его отношением к нарушениям. Свои обязанности я выполняла строго, как учили, чему народ был сильно удивлен. К примеру, сроки очистки лесосеки от порубочных остатков никто не соблюдал. А я была максималисткой, сразу начинала штрафовать.

Потом проверка дошла и до качества рубок. Совхозам – а тогда работали в основном с ними - это очень не понравилось. Начались намеки, что раньше, дескать, было все проще и легче. Но упрямая девчонка не уступала. Как водится, пошли жалобы руководству лесхоза. Там просили Саргылану «пойти навстречу», но она уперлась намертво: будет так, как положено по закону! Дошло даже до угроз.

Только спустя год удалось направить работу в нужную колею и люди привыкли к новым требованиям. Это был тот еще год.

В самые трудные времена всегда рядом была семья. Муж – Магомед Евлоев, по национальности ингуш. В начале 90-х приехал в Якутию работать, создал свое предприятие, женился на Саргылане. Жили вместе с ее мамой. Дети – старший сын получил высшее образование с отличием, младший учится в институте. Семья сложилась. Сложилась и карьера.

- Когда меня назначали первым заместителем руководителя Агентства лесного хозяйства республики Саха (Якутия), то по штатному расписанию я стала и Главным лесничим. По этому поводу мой руководитель специально ездил в Москву, в Рослесхоз объяснять свое решение: еще не было случая в истории лесного хозяйства Якутии, чтобы главным лесничим была женщина. Эта должность всегда была мужской. Главный лесничий курирует отдел охраны и защиты лесов, отдел лесопользования, лесного контроля. Это и командировки, и перемещения длительные, в общем, мужская работа.

«Мужская работа» для Саргыланы Поликарповны совпала с реформированием лесной отрасли, передачей республике федеральных полномочий в области лесных отношений. Под ее руководством разработаны и приняты нормативно-правовые акты, республиканский закон «О реализации отдельных полномочий в сфере лесных отношений», утверждены основные документы планирования отрасли — Лесной план, лесохозяйственные регламенты лесничеств республики. Она же - инициатор проведение лесных аукционов, которые позволили перейти на арендные отношения, вовлечь в оборот новые лесные участки и многое другое.

- Я 20 лет была в руководстве отраслью, из них 10 - замом руководителя по финансам, и столько же замом по лесному хозяйству - главным лесничим, - говорит женщина. - И скажу вам так, что без лесного хозяйства я свою жизнь не представляю. Мне много чего в жизни предлагали – звали и на чиновничью работу, и на высокооплачиваемую коммерческую, но я не уходила. Ни в тяжелое, ни в благополучное время. А сейчас, я уверена, у лесовода есть и общественная миссия – сохранение в памяти людей имен ветеранов отрасли. Этому посвящена моя книга по истории лесного хозяйства Якутии «Во благо лесов Якутии», создан Музей леса республики. И это я считаю вершиной своего труда.

СКАЗАНО

В России в 2017 году заготовили 212,4 миллиона кубометров древесины. В «круглом» виде экспортировано менее 10% заготовленного. Экспорт необработанной древесины пока остается более привлекательным для лесной отрасли дальневосточных регионов.

Иван Валентик, Руководитель Федерального агентства лесного хозяйства

Еще больше материалов по теме: «Второй Евразийский Женский Форум 2018»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также