Звезды

Анна Большова: «Любые провокации могут посеять раздор в театре»

Популярная актриса рассказала «КП», что происходит в «Ленкоме» после ухода Марка Захарова
Анна Большова. Фото: Яна Овчинникова

Анна Большова. Фото: Яна Овчинникова

Недавно ряд сетевых СМИ перепечатали «скандальное интервью» актрисы театра «Ленком» Анны Большовой, в котором она якобы посетовала, что лучшие роли доставались дочери худрука — Александре Захаровой. Мол, при всем понимании ситуации с такой практикой смириться непросто. Однако, как позже выяснилось, ничего даже близко похожего актриса не говорила.

- Во-первых, не было никакого интервью! А те слова, которые мне приписывают оскорбительны и для меня, и для Александры Захаровой. Я этого так не оставлю, - сказала «КП» Анна Большова. - Во-вторых, мне грех жаловаться. Марк Анатольевич Захаров пригласил меня в «Ленком» сразу на две главные роли: панночки в спектакль «Мистификация» и на Анну Болейн в «Королевских играх». Через год мне дали Кончитту в «Юноне и Авось». Это роли-подарок. Молодой артистке, каковой я тогда была, просто повезло. Не говоря о том, что за 20 с лишним лет работы в «Ленкоме», я сыграла много ролей, включая главные, и в спектаклях Марка Анатольевича, и в спектаклях других режиссеров.

- Возможно, подобные разговоры возникли потому, что в своих последних спектаклях Марк Захаров приглашал на главную женскую роль свою дочь Александру.

- Значит он видел в этой роли только Александру. В каждом спектакле режиссер ставит перед собой определенные задачи и занимает артистов, нужных для решения этих задач.

Есть еще этический момент. Обсуждать сейчас после ухода Марка Анатольевича эту тему некорректно. Это бросает тень и на меня, и на тех, кто упомянут в контексте, и на театр в целом.

Все мы страстно хотим сохранить дух Марка Захарова, сохранить «Ленком». Любые провокации, которые могут посеять раздор в коллективе, воспринимаются очень болезненно. Потеря очень велика. Боль утраты тоже велика. Это не просто слова. Мы осиротели. Сейчас мы хотим сберечь спектакли Мастера. Хотим восстановить «Поминальную молитву». Правильно ли мы поступаем - жизнь покажет.

- Вы играете не только в родном «Ленкоме». Недавно вышел спектакль с вашим участием «Генри и Эллен»…

- Можно сказать, снова вышел. Год назад мы сыграли премьеру, после чего Александр Домогаров ушёл из проекта. Я осталась без партнера. На последнем этапе выпуска нам помогал Римас Туминас. Спектакль получился настолько интересным, что продюсер Леонид Роберман посчитал нужным его сохранить. За что я ему очень благодарна. И вот месяц назад, при участии Римаса Туминаса, мы выпустили премьеру с Игорем Гординым. Это история реальных исторических персонажей - английских актеров Генри Ирвинга и Эллен Терри. Спектакль о любви, о взаимоотношениях, о таланте, о жертвенности, о выборе. О театре...

- Я видела вас в нескольких театральных работах, где вы проявили себя как острохарактерная артистка, хотя зрители больше привыкли видеть вас в амплуа лирической героини…

- Наверное, мнение об мне только как о лирической героине складывается по моим сериальным ролям. В театре у меня более яркая и разнообразная жизнь, чем в кино. Скрытые резервы имеют выход! (смеётся). Римас Владимирович Туминас сказал мне, что я актриса характерная, переходящая в трагическую. Вот как. На самом деле, я очень сомневающаяся в себе, хотя со стороны может показаться наоборот. Редко бываю довольна собой, всегда найду к чему придраться. Каждый выход на сцену тем более в новом спектакле — для меня сложный экзамен.