Происшествия

Обвиняемая в убийстве младенца врач Элина Сушкевич выступила с важным заявлением

Неонатолог перинатального центра Калининграда пояснила некоторые моменты уголовного дела
"Вину не признаю, убийство не совершала", - заявила Элина Сушкевич сразу после задержания.

"Вину не признаю, убийство не совершала", - заявила Элина Сушкевич сразу после задержания.

Фото: Александр Подгорчук

Неонатолог перинатального центра Калининграда Элина Сушкевич, обвиняемая в убийстве новорожденного, на протяжении следствия, а в ее случае оно продолжалось девять с половиной месяцев, не контактировала с журналистами, объясняя это тем, что не имеет права разглашать детали следствия. Неделю назад на своей странице в Фейсбуке врач обратилась к генеральному прокурору России Виктору Краснову с просьбой позволить ей вернуться к работе.

Вчера Элина Сушкевич в соцсетях выступила с первыми заявлениями о том, как проходило следствие, и развеяла некоторые мифы относительно обвинений.

- Дорогие мои! Мораторий на информацию снят, - обратилась Элина Сушкевич к подписчикам. - Следователь и прокурор вручили мне обвинительное заключение, и это значит, что Генпрокуратура не видит замечаний и нарушений в действии СК и согласна с его позицией. А еще - что действие подписки о не разглашении окончено. И значит, я могу свободно отвечать на все ваши вопросы.

ОБ УРОВНЕ МАГНИЯ

- Уровень магния в крови ребенка не определялся (что, кстати, является нарушением к требованиям о проведения судебно-медицинской экспертизы). Магний определялся только в органах ребенка: почка, печень и желудок. По заключению эксперта-химика, данных о токсической и летальной дозах в изученной им литературе нет. И это понятно, потому что магний - обычный элемент и то, что он обнаружился в теле недоношенного ребенка, - это нормально! Эксперт-химик только сравнил полученный им результат с нормой взрослого. Но любой врач знает, что нельзя сравнивать детей и взрослых. И нормы для взрослого человека не только не подходят новорожденным, но и могут быть значительно ниже уровня ребенка.

О «ПОДДЕЛКЕ» ДОКУМЕНТОВ

- Я как врач другой медицинской организации (на момент, якобы, преступления Элина Сушкевич в составе реанимационно-консультативной бригады перинатального центра приехала в родом № 4 Калининграда. – Ред.) не являюсь лечащим врачом ребенка, и не участвую в оформлении документации чужого роддома. Лично я ничего не подделывала. На данный момент обвинения по фальсификации документов сотрудниками роддома сняты СК. Уголовное дело закрыто по этому вопросу. Следствие не видит правонарушений в действиях сотрудников роддома. С моей стороны все документы заполнены и были оставлены в роддоме, оказанная помощь в них описана, смерть констатирована.

О ПОКАЗАТЕЛЯХ СТАТИСТИКИ

- Моя работа не связана со статистикой. Это не моя зона ответственности. Я отвечаю за конкретных пациентов и за конкретный круг своих обязанностей. Да, в период в 2019 году изменился показатель младенческой смерти. Повлиял ли как-то мой арест на этот показатель, как знать? Решайте сами. Вот статистика по перинатальному центру (Калининградской области. – Ред.) В 2016 году детей, рожденных с весом менее 1 кг и получивших лечение в отделении реанимации, - 32 (умерло 6), в 2017 году - 56 (умерло 9), в 2018 году - 33 (умерло 9) и в 2019 году - 57 (умерло 21).

О СВИДЕТЕЛЯХ УБИЙСТВА.

- Если вы, как свидетель, все видели - почему стояли? Смотрели? Молчали? Не звали никого на помощь? Не пытались меня остановить? Не кричали и не били меня по рукам? Почему потом просто смотрели, как умирает ребенок? Почему не оказали ему - умирающему - помощь? Оставили в опасности? Вопрос: может ли быть этот человек свидетелем? А может он тогда соучастник? Тогда почему не сидит рядом со мной? Так был ли он свидетелем того, о чем свидетельствует? Или все выдумал от начала и до конца? И почему эти вопросы задаю я, а не следователь…

ОБ ЭКСПЕРТИЗЕ

- Экспертиза все равно увидит свет. Рано или поздно этот момент настанет, и вы сможете ее прочитать. Прочитав информацию, изложенную «экспертами», вы поймете, что, если люди, ответственные за развитие нашей неонатологии и неонатальной реанимации позволяют себе давать такие «заключения», они обречены. Наша столь важная и редкая медицинская специальность в Российской Федерации - обречена!!! (во всех ходатайствах о повторной экспертизе нам отказали).

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ показания бывших пациентов Элины Сушкевич