Премия Рунета-2020
Ростов-на-Дону
+5°
Политика4 апреля 2014 6:45

«Если депутат оторван от народа - никаких путных законов он никогда не напишет»

Накануне 20-летнего юбилея Законодательного собрания Ростовской области спикер донского парламента Виктор Дерябкин побывал в «Комсомолке»
Встреча с Виктором Дерябкиным в редакции "КП" длилась больше часа.

Встреча с Виктором Дерябкиным в редакции "КП" длилась больше часа.

С председателем Законодательного собрания Ростовской области Виктором Дерябкиным мы общаемся часто, но в основном, правда, на официальных мероприятиях. Он охотно дает комментарии по разным вопросам, которые задают ему журналисты, выступает «по повестке дня» на брифингах и пресс-конференциях. Но в этот раз спикер донского парламента сам пришел к нам в редакцию - в «Беседку «КП». Разговор у нас получился живым и интересным. Первому созыву пришлось труднее всего - Виктор Ефимович, ну вот скоро юбилей у донского парламента, давайте попробуем рассказать читателям «Комсомолки», чем занимались избранные ими парламентарии в течение этих двадцати лет. - Да уж, большой период. Каждый созыв работал на своем историческом отрезке времени. Ведь вообще задача все время одна стоит: дать правовой механизм исполнительной власти, губернатору, чтобы они эти проблемы решали. - Ну вот, скажем, первый созыв... - Им пришлось, пожалуй, труднее всего. Их избрали 27 марта 1994 года, и они заложили основу регионального законодательства. Это и статус депутата, Устав Ростовской области, флаг и гимн региона. Они приняли всего 75 законов, но это была база. - Ну, второму созыву вообще пришлось явно несладко: едва избрались - и на тебе - дефолт 1998 года. - Согласен. Тоже непростое время было. Огромнейшие проблемы, обнищание людей. И тогда большинство законов имело четко выраженную социальную направленность. Ставился упор на защиту населения. И установленную тогда планку мы держим: на протяжении всего времени, как бы трудно ни было, до 70 процентов расходов бюджета идут на социальное направление. «Мы не боимся быть первыми»

Зал заседаний.

Зал заседаний.

- Третьему-то составу полегче, получается, было? Жизнь-то в государстве стала налаживаться. - Там уже действительно другие темы появились. Я был тогда министром экономики в ранге замгубернатора и, конечно, помню все это, но тем не менее освежил память, поднял свод законов. Вот как раз экономика тогда и начала выходить на первые позиции. Ростовская область создает - первой, заметьте - закон об инвестициях. Потом - закон об инновациях. Пионерами мы стали и в теме создания Агентства инвестиционного развития. - Помню: вы тогда очень рьяно отстаивали его создание. - Да, и депутаты наши мне говорили: а кто ответит за последствия, если не получится? Вы просите, прямо задавали они мне этот вопрос, 30 млн на АИР, а вдруг провал? Я ответил: сразу напишу заявление об увольнении. Но агентство это просто необходимо. И сегодня оно одно из лучших в России. - Но нервов, я так понимаю, этот проект попортил вам немало, верно? - Еще как! Я к тому времени ведь совсем немного был в должности. Но посмотрел, как работают с инвесторами, появилась эта мысль, что не так что-то. С одной стороны, правильно, наверное, что инвестора заводят в большие кабинеты, поскольку, конечно, политическая воля важна и ему хочется услышать, как высокие руководители относятся к его бизнесу и как будут поддерживать, но нужен полноценный механизм. И он был создан. - А как выбирали руководителя? - Мы сразу расставили акценты: возглавить АИР должен человек, который и иностранными языками владеет, и бизнес уже имеет - за рубежом и в России. Словом, рассматривали порядка сорока кандидатур. Остановились на Вадиме Викулове, главе «Астона». Он сопротивлялся, но - уговорили. - А четвертый созыв возглавили уже вы, и сразу - новый кризис. - Вот как-то так получается, да, «везет» нам так. Некоторые предлагали: давайте, мол, в бюджете сместим акценты, еще что-нибудь сделаем, чтобы минимизировать риски. И я благодарен здесь губернатору, что у нас удалось удержать ситуацию, выполнить все взятые на себя социальные обязательства. - Но не только ведь борьбой с последствиями кризиса отметился тот состав ЗС РО, верно? - Ну конечно. Приняли мы, к примеру, закон о противодействии коррупции, начали внедрять новые формы привлечения инвесторов - это, допустим, закон об индустриальных парках. Кое-что приходилось буквально «пробивать» на федеральном уровне, как это было, скажем, с законом о кадетском образовании. Но такой статус у наших кадетских корпусов появился. Еще два года мы сражались за внесение изменений в Водный кодекс: раньше было там прописано, что те, кто занимается аквакультурой и разведением рыбы и забирает воду из Дона и других водоемов, должны платить за это. А ведь это была практически катастрофа для таких предприятий, они на грани банкротства были. - И результат? - Достучались, нас услышали, сделали поправки. Фактически спасли отрасль, иначе как на Дону да без рыбоводства? Гласность в приоритете

Депутаты, бывает, горячо обсуждают вопросы не только на сессиях, но и в перерывах во время заседаний.

Депутаты, бывает, горячо обсуждают вопросы не только на сессиях, но и в перерывах во время заседаний.

- Одна из фишек того созыва - это начало трансляций заседаний областного парламента в онлайн-режиме в Интернете. - Вы даже не представляете, какое напряжение было! Понимать, что в этот момент на тебя смотрят сотни и тысячи глаз - это было непросто. Вообще, мы решили идти по пути гласности: вынесли на публичное обсуждение бюджет, появилась Общественная палата Ростовской области, все проекты законов проходят теперь оценку и в Минюсте, и в прокуратуре. Сейчас двинулись еще дальше: создана площадка под названием «Открытая трибуна», принят закон о гражданской инициативе. - Вот еще что хотелось спросить: как раз во время 4-го созыва произошла смена главы региона. Как у вас сложились отношения с губернатором? - На инаугурации, когда мне предложили высказать свои пожелания, я сказал, что у нас - общие задачи. Раз в неделю мы встречаемся обязательно лично: я набираю примерно десять вопросов, которые мы обсуждаем. Стараемся всегда находить компромисс, и пока не было такого, чтобы мы не нашли его. Хотя, конечно же, у нас тоже есть споры, обсуждения. Теперь вот появилась еще одна форма взаимодействия, формат «3+1»: встречи руководителей фракций ЗС РО, а их у нас три - Единая Россия, Справедливая Россия и КПРФ, с губернатором. И это тоже большой плюс. - Как вы знаете, Виктор Ефимович, я регулярно освещаю деятельность органов власти, в том числе, само собой, и работу парламента. И обратил внимание на одну крайне занимательную вещь: первому лицу на самом деле во многих вещах приходится быть действительно первым. А иногда - и побуждать остальных к действию. Ну вот, скажем, недавние открытые уроки, которые провели депутаты в своих округах... - Попробую объяснить. Когда я пришел в ЗС РО и меня избрали спикером, то попросил информацию о работе коллег, увидел, что отдельные депутаты практически не работают в округах. Я начал, что называется, взывать к совести, но... не у всех нашел понимание. Решил зайти тогда через «партийную линию». И получилось. Депутаты, это я вам говорю определенно, в основном стараются качественно выполнять свои функции - в том числе и по проблемам избирателей. Приходят и письма благодарственные. Единственно, прошу их: не пытайтесь сами инициировать дифирамбы в свой адрес, ведь сразу видно, насколько искренне написано письмо от человека. Теперь я по каждому своему коллеге могу сказать: сколько человек он принял на личном приеме, сколько проблем решил. Ко всем убедительная просьба есть: будь добр разбираться с текущими вопросами «на территории». - То есть прогресс есть? - Да. Недавно вот попросил всех, независимо от партийной принадлежности, провести открытые уроки у себя в округах. И все откликнулись.

Председатель ЗС РО старается чаще встречаться со своими избирателями.

Председатель ЗС РО старается чаще встречаться со своими избирателями.

- К слову об активности. Вы приняли закон о гражданской инициативе. В чем смысл? - Есть много хороших идей, которые возникают у людей, не облеченных властью. Но возможностей реализовать их, превратить в закон зачастую нельзя было. - Что у донских законодателей на повестке дня? - Мы продолжаем внимательно следить за проектом по внедрению соцнормы на энергопотребление, до июля будем смотреть, потом предстоит принимать решение о том, оказался ли он эффективным. Затем сейчас вопросом № 1 становится реализация закона о капремонте многоквартирных домов... - Больная тема. - И какая! Знаете ли вы, что только пятьсот из девятнадцати с лишним тысяч многоквартирных домов определились самостоятельно с формой отчислений на капремонт (это либо региональный фонд, напомню, либо спецсчет)? Всего пятьсот! За остальных, кто не сделал этого до 31 марта, примет решение закон: все отчисления будут направляться в фонд. - Ну это вопрос, мне кажется, к управляющим компаниям больше, нет? - Согласен. Но и к муниципалитетам тоже, они обязаны продолжить разъяснение этой темы. Людям все равно нужно разъяснять, как и зачем все делается. И депутаты обязательно должны участвовать в этом процессе. - Кстати, об управляющих компаниях. Совсем недавно вы проводили круглый стол - обсуждали новый федеральный законопроект, касающийся регулирования их работы. - Действительно, есть проект закона по лицензированию управляющих компаний, и там ведь все совсем не просто. Есть определенное количество тех УК, которые работают грамотно, эффективно, и народ ими доволен. Но ведь немало и таких, которые портят всю картину своими подходами и действиями. Мы обсуждали все это по просьбе Госдумы, отправили наши предложения, которые, надеюсь, как это было уже много раз, будут учтены в окончательном варианте. Потому что эта тема, как ни крути, касается абсолютно всех. Впереди - закон о «налоговых каникулах» для бизнеса - А планы? - Сейчас идет обсуждение проекта о налоговых каникулах малому бизнесу. То есть когда создается новый бизнес, пусть работает пару лет в свободном плавании, не обремененный отчислениями налогов, наращивает «жирок». Все равно он будет платить зарплату, развиваться. - Думаю, вам много людей спасибо скажет. - Да не все поддерживают эту инициативу, говорят, что, мол, выпадающие доходы. А какие доходы? Ничего не было, а потом появилось. Окрепнет - начнет и налоги платить. - А скажите честно, Виктор Ефимович, часто приходится вообще сталкиваться с таким сопротивлением? Вот, скажем, по вашей же инициативе был принят ряд положений по противодействию коррупции, чтобы все публиковали не только свои доходы, но и ближайших родственников. - Искренне говорю: вот такого прямо-таки большого противостояния никогда не было. Но отдельные моменты, конечно, имели место. Вот эта тема о борьбе с коррупцией, которые вы упомянули. Если чиновник пришел работать во власть - нет проблем, зарабатывай, что положено по закону. Нет - уходи с госслужбы. - А с кем чаще приходится спорить - с чиновниками или с общественностью? - С чиновниками. Дело в том, что по роду нашей деятельности мы, депутаты, работаем еще и в территориях, но кроме ручки, листа бумаги и телефона у нас, по сути, ничего нет. - Но и это немало. Особенно последний атрибут. - Соглашусь, но тем не менее. Девяносто процентов обращений - это вопросы исполнительной власти. И в основном бытовые. Улица где-то разрыта или дом аварийный. Человек бьется во все двери по много лет, но никто не хочет брать на себя ответственность. И вот мы пишем запросы министру, главе района и другим чиновникам. Главная задача - решить проблему. Получилось - хорошо, а вот если нет - очень тяжело, поверьте мне, на душе. - Но бывает ведь, что вот требуют принять какой-то закон, а вы отказываете в этом? - Прежде всего, мы никогда не отмахиваемся. Садимся, в том числе и с коллегами из других партий, и обсуждаем. Надо ведь понимать, что бюджет - он один и денег в нем строго ограниченное количество. Была, скажем, инициатива принять один проект, а для его реализации требуется - представьте только! - 2 млрд рублей. Где их взять? Не из воздуха же! Нужно, значит, пожертвовать другими статьями расходов: на зарплату, образование, строительство дорог тех же. Ну разве можно так делать? Придет время, будут возможности - сделаем. - Критику вам часто приходится слышать? - Отвечу так: критика есть всегда, и это хорошо. В основном, конечно, от населения. Я ведь очень часто бываю в своем округе, в каждом из пяти районов, которые за мной закреплены, все поселения посетил. Иногда, кстати, другие территории обижаются из-за этого: мол, ты же председатель всего Заксобрания, почему к нам не приезжаешь? И вот там, на селе, разное приходится слышать и выслушивать. Люди не пытаются ходить вокруг да около, рубят прямо, с плеча. - Признайтесь, есть что-то такое, что вы не приемлете в людях? - Само собой, как и у всех людей. Не люблю бездельников, которые садятся на шею и свешивают ножки, сами ничего не делая. Терпеть не могу, когда обманывают. Знаете, нередко бывает так, что возникает досада на себя самого - особенно если ко мне обратились, а я не могу чем-то помочь. - А вас лично часто узнают на улице? Я вот, помню, на прошлую Пасху видел вас возле собора, стояли в общей очереди, ждали благословения - не отличить никак от всех прочих. - К чему выделяться-то? В церковь хожу, это правда, хоть и не сказать что очень часто. А что касается, узнают или не узнают, то, бывает, здороваются на улице. Но вот что интересно: никто не просит сразу, сходу решить какую-то проблему. Спрашивают, как попасть на прием, я даю телефоны. И поэтому у меня на столе почти всегда большой список тех, с кем надо пообщаться по той или иной теме. Если не успеваю, то с человеком свяжутся наши сотрудники, но это - обязательно. «Эффективно решать проблемы, сидя в кабинете, не получится» - Вопрос как к человеку, довольно продолжительное время возглавлявшему минэкономики региона. В последнее время не раз приходилось слышать, что экономика проседает. Что нужно сделать, по вашему мнению, чтобы исправить ситуацию? - На мой взгляд, прежде всего нам все-таки нужно выправлять ситуацию с малым бизнесом, ведь во всех развитых странах именно этот вид предпринимательства дает больше половины валового регионального продукта. А проблем море, начиная от барьеров и заканчивая налогами. Поэтому я еще раз говорю о том, что там все нужно упрощать. Хочешь открыть бизнес - иди в МФЦ, сдавай документы и регистрируйся. Второй момент - выводить предпринимателей из тени. Я не понимаю, к примеру, когда в ресторанном бизнесе средняя зарплата составляет 10 тысяч рублей, такого не может быть. Получается, скрывают? Или фермерство - пусть на меня не обижаются селяне. Мы выделяем гигантские суммы на поддержку АПК. А налогов приходит в два раза меньше. Но я считаю, что собирать 5 - 7 центнеров урожая с гектара - это просто преступление перед Богом и перед землей. Не получается или скрывает? Может, нам тоже нужен закон, когда урожайность падает ниже определенного уровня, на такого фермера обращают внимание компетентные органы? Об этом, полагаю, следует задуматься. - Что бы пожелали в завершение нашей беседы коллегам-депутатам? - Да не только им - и себе тоже. Побольше все-таки работать в территориях. И тогда появятся и вопросы, и проблемы, которые надо решать. А если сидеть в кабинетах, быть оторванным от настоящей жизни, ничего путного не получится. Ну вот как-то так.