2019-02-05T09:49:09+03:00

В Ростове-на-Дону в 92 года скончался художник Михаил Зирченко, спасавший в Великую Отечественную на Украине евреев

Он настолько мастерски подделывал для них документы, что нацисты верили им безоговорочно
Поделиться:
Комментарии: comments19
Михаил Зирченко был признан Праведником народов мира. Фото: приход Св. Георгия Победоносца (Ростов-на-Дону).Михаил Зирченко был признан Праведником народов мира. Фото: приход Св. Георгия Победоносца (Ростов-на-Дону).
Изменить размер текста:

В Ростове-на-Дону ушел из жизни 92-летний художник Михаил Зирченко — один из 206 российских Праведников народов мира, который заслужил право именоваться так за спасение евреев на оккупированной нацистами Украине в годы Великой Отечественной войны.

- Это звание было присвоено ему в 2004-м Израильским институтом памяти «Яд Вашем», и до настоящего времени оставался одним из пяти его обладателей в РФ, кто дожил до 2019 года, - отметили в Российском еврейском конгрессе. - Совсем недавно, 21 января, проходившая в Москве «Неделя памяти жертв Холокоста» торжественно началась с открытия мультимедийной выставки «Спасители», где его подвигу был посвящен отдельный стенд экспозиции.

ЗА УКРЫВАТЕЛЬСТВО ГРОЗИЛА СМЕРТЬ

Вместе со своим отцом, главбухом колхоза в селе Благодатном, он спас от неминуемой гибели семь еврейских семей — 32 человека, собственноручно изготовив им поддельные документы, в которых они значились кем угодно — русскими, украинцами, татарами, но только не евреями. И юноша (а Мише Зирченко на тот момент было всего-навсего 16 лет) делал это настолько искусно, что немцы даже не заподозрили, что их обвели вокруг пальца.

И это был действительно подвиг: за помощь евреям, а уж тем более, за их укрывательство, сопряженное с обманом оккупационных властей, грозила смерть.

Все происходило в 1942-43 годах в Днепропетровской области Украины, в селе Благодатном, куда после долгих скитаний, ежедневно скрываясь от фашистов, пришли еврейские беженцы, прошагавшие не одну сотню верст, подыскивая себе место, где бы можно было спрятаться. И надежные люди посоветовали им обратиться к отцу Михаила Зирченко — Павлу Сергеевичу. Тот не испугался и согласился помочь. Но как?

Первым делом, разумеется, как раз и встал вопрос об изготовлении новых документов: просто взять да и скрыть три десятка человек — это все-таки не шутки. Поэтому за изготовление фальшивок уселся сын колхозного главбуха — Миша Зирченко, который незадолго до войны обучался изобразительному искусству в Днепропетровске.

Подвигу ростовчанина был посвящен отдельный стенд на мультимедийной выставке «Спасители» в Москве. Фото: РЕК.

Подвигу ростовчанина был посвящен отдельный стенд на мультимедийной выставке «Спасители» в Москве. Фото: РЕК.

ОТЕЦ ДЕЛАЛ СПРАВКИ, СЫН «РИСОВАЛ» ПЕЧАТИ

Работали на пару: старший Зирченко писал справки, младший — ставил печати.

- Вот тогда-то и пригодился Богом данный мне дар художника, - вспоминал сам Михаил Павлович. - Печати вырезал из сырого картофеля, потом мазал яйцом или водой, затем трижды тренировался на черновике, а уж потом делал все «вчистую». Особенно мне, признаюсь, нравилось вырезать двуглавого орла.

Кстати, как он сам говорил, именно тогда, по сути, и определилась его будущая судьба — художника.

А буквально вскоре им пришлось пережить настоящее испытание: кто-то сообщил о том, что в селе появились чужаки, и туда нагрянула немецкая проверка. Но — и Павел Сергеевич,

которого с пристрастием принялись расспрашивать фашисты, и, главное, фальшивые документы выдержали: он ответил, что в колхозе не хватает рабочих рук, а подделки были исполнены столь четко, что нацисты ничего и не заподозрили.

Правда, от греха подальше, во время на будущее, когда им через верных друзей сообщали о новых проверках, Миша и его сестра Галя уводили беглецов прятаться в заброшенную силосную яму.

Так и жили они — вплоть до освобождения в 1943-м советскими войсками.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ СТАЛ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ХУДОЖНИКОМ

Впрочем, война на этом для Зирченко не завершилась: как раз незадолго до того, как прогнали фашистов, он попал в облаву, оказался в плену — его отправили в лагерь для военнопленных. Он бежал. Снова попался — и уже когда парня вели на расстрел, конвоир — как выяснилось, чех по национальности — позволил ему уйти.

Вернулся домой, в освобожденное Благодатное, оттуда — в армию. И демобилизовался лишь после победы на Японией.

После войны он учился в Строгановском училище в Москве, окончил Грековское училище в Ростове-на-Дону — и там и остался жить. Работал в местном художественном фонде — в отделении монументальных работ. Женился, у него родился сын Александр — когда вырос, стал офицером-ракетчиком.

Что касается спасенных евреев, то их судьба развела по разным городам: часть уехала в Москву, кто-то остался в Днепропетровске, некоторые и вовсе переехали из Советского Союза — в Германию, Израиль, США.

- В последние годы, несмотря на свой возраст, Михаил Павлович всегда старался участвовать в жизни еврейской общины: с удовольствием посещал занятия идиш-клуба, бывал на праздничных мероприятиях и заседаниях клуба ветеранов войны, - отметили в РЕКе.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также