Общество30 мая 2021 9:00

Дневник женщины-хирурга: Как бандиты угрожали расправой, и чем заработать авторитет

Ростовчанка Валентина Скнар больше сорока лет спасает жизни людей
ЛЫСЕНКО Татьяна
Валентина Скнар всю жизнь посвятила хирургии. Фото: ЛЫСЕНКО Татьяна.

Валентина Скнар всю жизнь посвятила хирургии. Фото: ЛЫСЕНКО Татьяна.

Вы скажете, хирургия – не женская профессия? Приведете массу примеров, когда хирурги – крепкие мужчины с железными нервами. И, будете правы, конечно… Но я иду по длинному коридору оперблока одной из крупнейших на Юге России многопрофильных больниц - Городской больницы скорой медицинской помощи Ростова-на-Дону рядом с удивительной женщиной – Валентиной Скнар. У нее приятный мелодичный голос и необыкновенно добрый внимательный взгляд. Но нервы и характер – стальные! Свою первую операцию она провела в далеком теперь уже 1977-м году. И сегодня практически наизусть знает ход любой из операций в любой из 18-ти операционных вверенного ей оперблока.

"ГЛАВНОЕ - ПОЛУЧАЛОСЬ"

- В моей семье не было врачей. Родители – простые советские служащие, - рассказывает она. - Отец – литерный машинист. Несколько поколений семьи работало на железной дороге. А я выбрала медицину. По зову души.

В медицинском институте Валентина познакомилась с мужем, который был старше. И по распределению уехала вместе с ним Челябинск.

- Там я училась, проходила учебную практику, мне нравилось бывать в операционных, - вспоминает доктор. - И главное - получалось. Я была этому рада. Ведь, наработать практические навыки так важно. А потом вернулась в Ростов оканчивать институт.

В операционной медики - одна команда.

В операционной медики - одна команда.

Фото: Олег УКЛАДОВ

"ТОГДА ПРОШУ В ОПЕРАЦИОННУЮ!"

Уже интерном юную Валю направили в 1-ю горбольницу Батайска. Там отделением хирургии тогда заведовал заслуженный врач РСФСР, подготовивший целую плеяду талантливых хирургов – Николай Ломов. Он внимательно посмотрел на молодую выпускницу и задал самый главный вопрос: «А что вы умеете?».

- Все! – не моргнув глазом ответила вчерашняя студентка. Ее молодости и горячему желанию служить выбранной профессии, можно было просить такой потрясающий ответ. К тому же под этим «все», Валентина, разумеется, имела в виду, и свою прилежную учебу, и свой успешный опыт практики в больнице Челябинска.

- Ну, раз так, то пройдемте, - сказал Ломов. И привел ее в палату с недавно поступившими пациентами. Попросил осмотреть одного из них и высказать свое суждение.

- У него разрыв почки. И воспалительный процесс! Нужна срочная операция! – абсолютно верно определила Валентина.

- Тогда попрошу в операционную! Вы же умеете все! - скомандовал наставник.

Вот так Валентина тогда впервые оперировала самостоятельно.

- Да, по спине пробежал холодок, - вспоминает Валентина Викторовна. - Но тут же взяла себя в руки. Разве не об этом мечтала? Сконцентрировалась и все сделала правильно.

Операция пошла успешно. Но Ломов, который все это время находился в операционной, ничего не сказал. Молча вышел. Зато с того момента стал доверять своей новой сотруднице, поручал ей таких больных, чтобы она могла наблюдать разные случаи и развиваться.

Много лет Валентина Викторовна работает в ГБСМП Ростова. Фото: ЛЫСЕНКО Татьяна.

Много лет Валентина Викторовна работает в ГБСМП Ростова. Фото: ЛЫСЕНКО Татьяна.

ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО

Только потом уже Валентина Викторовна узнала, что ее наставник в свое время по распределению после института несколько лет работал в отдаленных северных территориях. И в его жизни хирургия развивалась тоже стремительно. Принимать роды, оперировать аппендицит и другое ему приходилось в том числе и там, где на десятки километров нет ни больниц, ни коллег, ни ассистентов. Вся надежда на свои знания, руки, выдержку и на Бога.

- Это к вопросу о том, что у хирурга должен быть железный характер! - улыбается собеседница. - Но не только… Важны еще знания, талант. Умение быстро принимать решения и действовать. И не важно, мужчина ты или женщина. Или у тебя это есть, и ты остаешься в профессии. Или – нет. Третьего не дано.

Кстати, опытные хирурги, проработавшие не один десяток лет, наблюдая за работой молодого, всегда могут сказать, будет ли из него толк в дальнейшем…

ПРИХОДИЛОСЬ ЗАРАБАТЫВАТЬ АВТОРИТЕТ

Ломов был «крестным» Валентины Викторовны в хирургии. И, кстати, она была единственной женщиной из интернов своего выпуска, кто выбрал эту специализацию.

- Я погрузилась в эту стезю. И другой жизни себе уже не представляла, - говорит она.

После интернатуры молодого хирурга направили работать в "ростовский Склиф" - так называют городскую БСМП. Там ее взяли в отделение хирургии, но с условием, что на полставки будет работать еще и на "скорой". Мол, ей, как начинающему врачу, это будет полезно и в плане опыта.

- Помню в первый рабочий день захожу в ординаторскую, - вспоминает она. - Такая большая - большая комната и старинный крупный желтый кафель на полу. За длинным столом сидят мужчины-хирурги в белоснежных халата и высоких накрахмаленных медицинских колпаках, которые тогда носили. Такие все красивые и опытные. На меня лишь вскользь глянули, ничего даже не сказали. Я скромно села на свободное место. И вдруг увидела – напротив трех дам. Оказалось, тоже хирурги. Причем две из них – участницы Великой Отечественной войны с колоссальным и бесценным опытом работы в полевых условиях и фронтовых госпиталях. Это - к вашему вопросу о женщинах в хирургии.

Ну, а ей, молодому специалисту, в те годы приходилось зарабатывать авторитет. И в прямом смысле, работать за двоих.

Женщины-хирурги - редкость.

Женщины-хирурги - редкость.

Фото: Александр ГЛУЗ

"ТОЛЬКО В ВОДЕ ЧЕЛОВЕК УЧИТСЯ ПЛАВАТЬ"

Под крыло молодого специалиста взяла одна из хирургов-фронтовичек. И тоже, не щадила. Сразу – в бой!

- Я помню, спросила ее, где будет мой стол, имея в виду личное место в ординаторской, где можно будет делать записи в историях болезни пациентов. А она сказала: твой стол – в операционной! - вспоминает Скнар.

После смены в отделении хирургии Валентина мчалась на скорую. Доставив по скорой пациента в больницу и передав его бригаде коллег, успевала сбегать обратно в отделение или реанимацию, чтобы проверить, как там тот, кого оперировала накануне.

- Откуда брали силы? - отвечает вопросом на вопрос доктор. - Не знаю. Но они откуда-то брались. Потому что все было интересно. Потому что это была моя профессия. Теперь я понимаю, что они бросали меня, как можно подумать, в пекло, не щадили, чтобы я научилась быстро принимать решения, не боялась, понимала меру ответственности. И это была замечательная тактика. Только в воде человек учится плавать. Только на практике, в ежедневных буднях в операционной, дипломированный хирург становиться настоящим. Это был бесценный опыт.

САМ БОГ ПОСЛАЛ

- Первым же пациентом на новом месте у меня стал молодой человек с аппендицитом, - рассказывает Валентина Викторовна. - Он поступил в приемник, меня отправили его осмотреть. И – в операционную. Я подхожу к столу. Опытная медсестра смотрит на меня и, понимая, что у меня это первый день работы спрашивает: «Страшно? Ты не волнуйся, справишься!» .

Сколько было спасенных жизней и проведенных операций за четверть века за операционным столом, Валентине Викторове уже и не сосчитать! Зато приятно, когда звонят и поздравляют с праздниками пациенты. Одни из таких - семья ростовчанина, который совсем юношей поступил с перитонитом в результате запущенного аппендицита. Спасли. Сейчас ему уже 48-лет.

Среди «незабываемых» пациентов и мать парня, у которого был очень сложный случай с панкреатитом. Билась за него хирург Скнар самоотверженно. Провела пять операций и спасла! Мать парня все эти годы обязательно звонит Валентине Викторовне, поздравляет с 8 Марта и Днем медика. А ее сын вырос успешным уважаемым человеком. У него своя прекрасная семья.

Однажды Валентина Викторовна сама оказалась в одной из больниц в качестве пациентки. Ее соседкой по палате была женщина с загипсованной ногой, которая ее очень беспокоила. Скнар, как опытный хирург, сразу же поняла, в чем кроется в этом случае проблема. Вскоре женщина была успешно прооперирована и теперь может даже танцевать. Пациентка до сих пор уверена, что тогда, к ней в палату ее спасительницу послал сам Бог!

Решения нужно принимать молниеносно.

Решения нужно принимать молниеносно.

Фото: Анастасия ОСИПОВА

НЕПРИКОСНОВЕННАЯ ТАТУ

Кстати, в лихих 90-х работы было даже больше, чем сейчас. Время было такое, что поступали пациенты после криминальных разборок: и с ножевыми, и с огнестрелами.

- Однажды привезли молодого мужчину, которого в сердце ранили ножом, - говорит Валентина Викторовна. - Он был в сознании. И видно, что из бывалых. Так вот, он больше всего беспокоился не о том, выживет или нет, а о том, чтоб во время операции скальпелем я не повредили бы его татуировку в виде коня на груди.

Причем пациент прямо так и сказал: мол, испортишь татуировку – убью! Его спасли. Татуировку сохранили. И дело не в том, что испугались угроз. В операционной один авторитет – хирург! Других не бывает. Просто золотые руки Валентины Скнар привыкли за долгие годы практики к тонкой ювелирной работе, точным разрезам и аккуратным швам. Кстати, тот пациент на выписке готов был целовать ее руки, повторяя одно: «Уважаемый доктор! Спасибо!».

ОТ СТРЕССА - ТВОРОЖНИКИ

- А как со стрессами справляется женщина-хирург? - спросила я.

- Люблю готовить. Для семьи, для родных. Говорят, что лучший отдых после напряженных трудовых будней – это смена деятельности. Моей отдушиной стала кулинария, - ответила моя собеседница.

Ее коронное блюдо – творожники. А в семье уверены, что и "Оливье", как и многие другие блюда из ее кулинарного списка, у Валентины Викторовны – не превзойдены!

Уже много лет Валентина Скнар приходит на работу раньше всех. И уходит из оперблока последняя. Убедившись, что там все идеально и готово в любой момент к новым операциям – а, значит, спасению новых жизней.

- Хирургия постоянно развивается, - говорит она. - И за последние годы шагнула так далеко, как мы даже и мечтать не могли. В 70-х у нас тогда были лишь рентген, скальпель и чуткие руки. А сейчас в помощь и МРТ, и КТ, и операционные микроскопы, и много чего. Но главное - это все-таки люди: хирурги с добрым сердцем.

Та самая больница.

Та самая больница.