Премия Рунета-2020
Ростов-на-Дону
+17°
Boom metrics
Общество27 февраля 2024 8:40

Загадка русской семьи: филолог Анна Кузнецова рассказала о самых важных семьях в романах русских классиков

Ректор ЮФУ Инна Шевченко в рамках проекта, посвященного Году семьи, побеседовала с доктором филологических наук о семье и семейных ценностях в произведениях великих русских писателей
Инна Шевченко и Анна Кузнецова беседуют в рамках проекта «Науки о семье»

Инна Шевченко и Анна Кузнецова беседуют в рамках проекта «Науки о семье»

Фото: Наталья Захарченко

Совместный цикл «Науки о семье» продолжается встречей ректора ЮФУ, доктора экономических наук Инны Константиновны Шевченко с доктором филологических наук, профессором Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации ЮФУ Анной Владимировной Кузнецовой.

- Мы продолжаем раскрывать методологическую конструкцию семьи, семейственности с позиции разных областей знаний. И очередная наша беседа посвящена литературоведению, - уточнила ректор ЮФУ Инна Шевченко. - Российские ученые в этой области - одни из самых известных в мире. Сегодня речь пойдет о нашей любимой русской литературе. Какие модели семейных отношений представлены в русской литературе XIX века, который считается расцветом «классической» литературы?

Ректор ЮФУ Инна Шевченко

Ректор ЮФУ Инна Шевченко

Фото: Наталья Захарченко

- XIX век — это время, когда продолжается становление российской государственности. И поскольку семья - неотъемлемая часть общества, именно она, в первую очередь, испытывает на себе экономические, социальные, политические и любые другие перемены, - отвечает Анна Кузнецова. - И русские писатели, конечно, живо откликались на любые трансформации, но, если говорить об исходной точке, то, в первую очередь, в XIX веке перед нами предстают патриархатные модели. Именно они заявлены как идеальные. Кроме того, это семейные модели, декларирующие универсальность человеческих ценностей и понятия добра, любви друг к другу, понимания - всего того, что есть в классической русской литературе.

Профессор Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации ЮФУ Анна Кузнецова.

Профессор Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации ЮФУ Анна Кузнецова.

Фото: Наталья Захарченко

Например, Александр Сергеевич Пушкин рассуждает о семье в «Капитанской дочке». Главный герой произведения – Петр Гринев – показан как молодой человек, отступающий от привычных норм. И Александр Сергеевич пишет много уничижительного о нем, но, обратим внимание, что озвучивает это недовольство отец Петруши – Андрей Гринев. Так мы видим разрыв поколений: отец Петра Гринева не понимает того, что зарождается в молодом поколении дворян.

Для Николая Васильевича Гоголя идеальная семья показана в повести «Тарас Бульба». Там изображена патриархатная модель семьи, где глава семьи – это закон, и он олицетворяет, в том числе, и Закон Божий, - уточняет доктор филологических наук Анна Кузнецова.

ЗАПАДНЫЕ ВЕЯНИЯ

- XIX век – это и восстание декабристов, и отмена крепостного права. Исторические события не могли не найти отражение в периодизации русской литературы. Но есть ли рубежные даты, которые стали основанием для развития представлений о семье?

- Мы должны помнить, что 30-е годы XIX века — это продолжающаяся николаевская реакция, которая после восстания декабристов осуществляется довольно жестко. Затем мы говорим о 40-50-х годах, когда в Россию приходит влияние западноевропейской философии, в том числе популярность сочинений Жорж Санд. Она утверждает равноправие полов и равноправие обоих супругов в браке, а для патриархальной России тогда это настоящая революция. И писатели того времени, конечно, по-разному относятся к этим веяниям.

- Интересно, что образ русской души, с точки зрения остального мира, воспринимается чаще всего через произведения Достоевского, - уточняет ректор ЮФУ Инна Шевченко.

- Что мы можем сказать о семьях в его произведениях?

- У Достоевского нет идеальной семьи вовсе. Он настаивает, что наибольшей художественной силой обладают семьи со, скажем так, аномальным развитием. У него даже есть такое понятие как «случайное семейство». Например, в романе «Подросток» как раз представлено такое «случайное семейство»: молодой человек, который стоит в центре произведения, мечется между привязанностью к человеку, который его воспитывал, и отцу «по крови» - сложному, неординарному человеку, - говорит Анна Владимировна Кузнецова.

Конечно, только Достоевским не ограничивается понимание «русской души». «Загадка русской души» видна и у Гончарова, и у Тургенева, и у Пушкина.

- И у Чехова, конечно! «Три сестры» для меня – произведение о разнообразии роли женщины в семье. Каждая из героинь по-разному смотрит на эту конструкцию, но, тем не менее, все они свои представления, ценности строят на этой «русской душе», хотя проявление своих «семейных ценностей» у них разное, иногда диаметрально противоположное, - отмечает Инна Константиновна Шевченко.

НЕ ТОЛЬКО «ОТЦЫ И ДЕТИ»

А в каких произведениях перед нами предстает конфликт поколений или, как в «Трех сестрах», изображение одной и той же ценности с разных позиций? Все мы знаем «Отцы и дети», классический пример произведения о конфликте поколений, но есть ли что-то менее известное широкому кругу?

- Пожалуй, «Обыкновенная история» Гончарова. В основе сюжета - отношения дяди и племянника. Александр Адуев, который приезжает в Петербург к своему дяде Петру Адуеву, в начале романа воплощает в себе множество романтических клише. Затем Гончаров буквально в каждой главе демонстрирует, как Александр Адуев утрачивает юношеские иллюзии, но Петр Адуев в конце тоже приходит к выводу, что не стоило так быстро расставаться с романтическими иллюзиями и семейными ценностями ни ему, ни его племяннику. Но назидательности здесь нет, Гончаров ее избегает, - отмечает Анна Кузнецова.

- А где есть примеры назидательности?

- Конечно, это Лев Толстой. Здесь стоит начать с «Войны и мира», произведения не просто эпохального, а оказавшего огромное влияние на всю мировую литературу. И во всех своих заметках, которыми сопровождался творческий процесс, Толстой говорил, что для него в этом романе две важные мысли – «мысль народная» и «мысль семейная». «Мысль семейная» - как раз демонстрация нескольких моделей семьи и того, как именно семейные ценности, о которых мы говорим, формируют разные характеры.

Семья Ростовых - идеальная семья в понимании Льва Николаевича. Он хотел бы, чтобы и его семья так выглядела. И, разумеется, идеальная женщина, которая должна транслировать эту патриархатную модель семьи, Наташа Ростова, которая при этом в эпилоге все равно имеет некоторые черты, в определенной степени отталкивающие и самого Толстого. Заметим, как он пишет о ней: «угловатый подросток, который превратился в плодовитую красивую самку».

- А если мы обратимся к известному роману «Анна Каренина»?

- Он создается на рубеже 60-70-х годов и знаменует собой художественный отклик Льва Толстого на разрушение института брака в России. Он опасается, что брак будет разрушен, а затем нравственно разрушен и человек. То есть разрушение семьи, разрушение ценностей и, по сути, личности – таково мировоззрение Льва Николаевича. Нравственность сопряжена для Толстого с соблюдением устойчивых патриархальных норм и во многом эти нормы основаны на требованиях православия.

Инна Шевченко и Анна Кузнецова.

Инна Шевченко и Анна Кузнецова.

Фото: Наталья Захарченко

ЧТО ВЕК ДВАДЦАТЫЙ НАМ ГОТОВИТ

- XIX век можно обсуждать бесконечно, тем не менее - век XX. Что он нам дает с точки зрения представлений о семье? Здесь мы ждем, в первую очередь, разговор о Михаиле Шолохове и его знаменитом романе, - уточняет ректор ЮФУ, доктор экономических наук Инна Константиновна Шевченко.

- Говоря о семейных ценностях, которые формируют характер Григория Мелехова, конечно скажем, что он сохраняет цельность своего характера и приходит к своим истокам именно за счет того, что когда-то впитал в себя в детстве. Главным в его характере оказывается чувство любви к родной земле, к Дону.

Но в этой эпопее мы видим скорее негативную картину того, как страшные исторические события разрушают целостность семьи. Но есть образец прямо противоположный - «Хождение по мукам» Алексея Толстого, - говорит доктор филологических наук, профессор кафедры отечественной и зарубежной литературы Института филологии, лингвистики и межкультурной коммуникации Анна Кузнецова. – В этой трилогии российскую интеллигенцию, представленную образами Кати и Даши Булавиных, Вадима Рощина и Ивана Телегина, автор приводит к осознанию необходимости семьи, так как они друг другу оказываются, в первую очередь, соратниками. И это та модель, которую и дает нам XX век – брак как союз единомышленников.