2009-07-31T15:44:41+03:00

«Масхадов спас мне жизнь»

Изменить размер текста:

8 марта в ходе операции, проведенной бойцами Центра специального назначения ФСБ России в поселке Толстой-Юрт, был уничтожен лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов. Десять лет его имя ассоциировалось у россиян с такими словами, как «смерть», «страх», «взрывы». Однако на заре первой чеченской кампании Масхадов был другим. Каким - нам рассказал Петр Косов. Ростовчанин, который в 1995 году занимался освобождением наших военнопленных. - Я не знаю, каким был Масхадов перед смертью, но я точно знаю, каким он был 10 лет назад, когда мы встретились с ним впервые, - начал свой рассказ Косов. - Тогда еще не было Беслана, взрывов в Волгодонске и Москве, не было партизанской войны, долгой жизни в горах, которая ломает человека. Он напоминал мне простого советского офицера. Матери пленных не замечали стужи и снега Донской казак Петр Косов познакомился с Масхадовым в январе 1995 года. Поехать в Чечню Косова уговорила мать военнопленного офицера российской армии Игоря Морозова. В Рождественский сочельник она пришла в штаб казаков и рассказала, что командование части в Азовском районе, где служил Игорь, в розыске сына отказало. Хрупкая женщина сама съездила в Чечню, но ее не подпустили даже к границе. Тогда она обратилась к казакам: «Спасите мою кровиночку!» Просьба Морозовой повергла всех в недоумение. Казаки наперебой убеждали женщину, что это невозможно. И виновато отводили глаза, чтобы не встретиться взглядом с матерью, на лице которой застыли боль и отчаяние. И вдруг Косов вымолвил: - А давайте попробуем! Сказано - сделано. Петр Севастьянович работал тогда государственным советником президента Ингушетии Руслана Аушева и первым заместителем атамана Всевеликого Войска Донского. Косов очень надеялся на договор о мире, который заключили в сентябре 1994 казаки и чеченцы. Решено было добиваться освобождения не одного Морозова, а всех наших земляков. В Чечню вместе с Косовым поехали матери солдат. Автобус им выделили списанный - старый и холодный. Такой, если расстреляют, не жалко. Лучше всех в дороге держались солдатские матери. Они не замечали стужи, снега, сквозняков. Жили только одной мыслью: скорее увидеть своих детей. Когда делегация въехала в Шали, началась перестрелка. Косов приказал всем спускаться в укрытие - подвал местной больницы. Кто бы мог подумать, что именно там располагается штаб Масхадова. - В подвале нас встретили бородатые люди, опутанные пулеметными лентами, увешанные гранатометами и автоматами, - вспоминает Петр Севастьянович. - Сам Масхадов сидел в маленькой комнатке за небольшим столом. У него было две рации, по которым он отдавал приказы на чеченском. Когда Масхадов узнал, что здесь находятся матери пленных, он приказал, чтобы их доставили в больницу. Солдат привели в течение часа. Измученные женщины встретили своих сыновей. Мама Игоря Морозова будто оцепенела. Руками зажала рот, сдерживая крик, рвущийся из горла, а глазами ощупывала сына, его лицо, фигуру. Вот он! Живой, здоровый. Морозов подбежал к маме, которая сидела на стуле в углу комнаты, и наклонился к ней. Она, не поднимаясь, обняла и крепко прижала к себе пацана, невнятно что-то шепча... «Я вынужден вас расстрелять» - Однажды я застал Масхадова очень разгневанным, - говорит Косов. - Он громко отчитывал одного из боевиков. Я ни слова не понял, но мой водитель-ингуш потом перевел мне их разговор. Чеченцу досталось за то, что он заставил мести пол пленного офицера: «Да как ты мог! Офицера! Которому ты в подметки не годишься!» Во время их недолгого знакомства - всего пять месяцев - Масхадов дважды спас Косову жизнь. - Весной я вывозил из Чечни нескольких военнопленных, среди них был танкист Болдырев, - вспоминает донской казак. - Документов на их перемещение - никаких. При этом каждое село контролирует свой полевой командир, который может учинить самосуд в считанные секунды. Мы рисковали быть задержанными на каждом шагу. И вдруг вижу: прямо навстречу нам едет «Нива», а в ней - Масхадов. Я выскочил из машины и бросился наперерез его внедорожнику. Кричу: «Аслан, я тебя прошу: дай мне пропуск! Напиши, что везу пленных законно!» У Масхадова, как назло, не оказалось с собой бумаги. Тогда он вырвал листок из блокнота Красного креста и написал, чтобы казаку Косову препятствий не чинили. Теперь Косов уверен: не будь у него этого потрепанного листка с подписью Масхадова, боевики расстреляли бы его и пленных на первом же посту. И все же приказ о расстреле Косова был подписан. Абу Мовсаев, начальник контрразведки Ичкерии, расценил вывоз танкиста Болдырева как побег, которому способствовал донской казак. Друзья и родные умоляли Петра Севастьяновича больше не ездить в Чечню, но он не спасовал. Хотя знал, что незадолго до этого Мовсаев без лишних разговоров убил офицера, с которым Косов ездил спасать русских солдат. Уже через 10 минут после прибытия в штаб Косов встретил Мовсаева в коридоре. Чеченец тут же заявил: - Я вынужден вас расстрелять, подозреваю, что вы майор ФСБ. Тем более вы обеспечили побег офицеру. Косов не растерялся: - Хорошо, пусть так и будет, но скажите: вы меня сейчас хотите расстрелять или после войны? Мовсаев захохотал: - Вижу, что не майор, ты - настоящий карьерист! Косова так и не расстреляли. Несколько дней спустя он узнал, что о его помиловании просил лично Масхадов. ...9 мая 1995 года между Россией и Чечней было подписано перемирие. С тех пор Косов в Чечне не был ни разу: война переместилась в горы, начались теракты. Но он по-прежнему считает, что в той Чечне 10-летней давности был один человек, с которым можно было вести переговоры и уладить все мирным путем. Это - Масхадов. - Теперь только ленивый не бодает Масхадова, - говорит Петр Косов. - Конечно, на мертвого можно все списать, можно бить ногами - он не ответит. Но я все же считаю, что тело Аслана нужно выдать его родным. Пусть они похоронят его по своим обычаям. Ольга ЧЕПУРНАЯ. ola@kprostov.ru Фото Светланы ДРУЖИНИНОЙ.

``

ДОСЬЕ «КП» Петр Косов родился 1 августа 1949 года в хуторе Ясырев Романовского района Ростовской области. Окончил истфак РГУ, Академию художеств, институт имени Репина по специальности «Теория истории искусств», а потом - Канзасский сельскохозяйственный институт по специальности «Торговля зерном и зернопродуктами». Работал заместителем директора по науке Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника, потом стал первым заместителем атамана Всевеликого Войска Донского и государственным советником президента Ингушетии. Сейчас - генеральный директор ООО «АгроЗемИнвест». Женат, имеет 4 детей.

«Я похитил Масхадова в день переговоров» В марте 1995 года воюющие стороны договорились о переговорах. К ним долго готовились. Условились, что чеченцы во главе с Масхадовым приедут на нейтральную территорию - в аэропорт. Боевиков сопровождала нешуточная охрана. Сам Масхадов сел в неприметную синюю «семерку». С ним ехал Косов, телохранитель в зеленом берете и водитель. Дорогу показывал донской казак. - Так получилось, что наша машина оторвалась от кортежа с Гелаевым и Басаевым, - говорит Петр Севастьянович. - Так что на повороте я растерялся и свернул не туда. Только через полчаса я понял, что мы заблудились. В аэропорту началась паника: Косов выкрал Масхадова! Переговоры едва не сорвались. К счастью, правильную дорогу казак нашел быстро. Да так, что Масхадов даже не заподозрил о своем «похищении». При виде живого Масхадова у «переговорщиков» вырвался вздох облегчения.

ЭТО ИНТЕРЕСНО В мае 1995-го, когда Косов виделся с Масхадовым в последний раз, наш земляк сильно заболел. Несколько месяцев на хлебе и жирной пище сделали свое дело - у казака остановилось пищеварение. Мучился Петр Севастьянович невероятно. Увидев это, жена Масхадова, Кусама, прямо в штабе сварила Косову горячий суп. Он стал для Косова настоящим спасением.

``

«Если враг не сдается, его уничтожают» А вот что думают по поводу смерти Аслана Масхадова читатели сайта www.kp.ru. GeorgiyP [12-03-2005]: - Если враг не сдается, его уничтожают. Масхадов сам назвал себя врагом России и был убит, хотя его давно склоняли сдаться на милость государства. То, что он будет предан земле как собака, - другим наука. Они также будут убиты, и никто не узнает, где их могилы. Думаю, боевики должны сложить оружие, ведь на их смерти кое-кто хорошо нажился. Leva [12-03-2005]: - Что мы не узнаем никогда, так это правду. Я не могу поверить, что он вот так, с бухты-барахты, оказался в подвале и его «замочили». Кто-то его выманил и, уверен, не шоколадом, как нам говорят. Наверное, есть указание - террористов живыми не брать: они много знают. Commandos [13-03-2005]: - Я никогда не слышал из уст Масхадова осуждения «Норд-Оста» и Беслана. И открещивался он от этих акций только потому, что они пошли не по тому сценарию, какой задумывался. Как только наступал кровавый финал - он защищал честь мундира, то есть заявлял о своей непричастности. Миротворец, блин... И то, что Кремль не пошел ни на какие переговоры - это очень правильное решение. Тема переговоров с главарем террористов могла быть только одна - безоговорочная капитуляция! Он решил иначе и получил то, что и должен был получить. И то, что его конец наступил так бесславно (Садам, говорят, хоть отстреливался...) показывает, что наши спецы умеют делать свое дело. Им просто не надо мешать. Veterok 7782 [13-03-2005]: - Сколько там (в Чечне) было вырезано русских и чеченцев с обеих сторон, не сосчитать. Масхадов хоть немного, но сдерживал чеченских боевиков. Зря его убили. Место Масхадова займут колхозники, которым ничего не будет стоить устроить какой-нибудь теракт века - типа взрыва ядерной электростанции. Поэтому напрасно радуетесь, господа.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: