Общество14 мая 2012 16:22

Испытано на себе: как я конвоировала преступников

Корреспондент «КП» помогала сотрудникам охранно-конвойной службы в их нелегкой и опасной работе

В воскресенье, 13 мая, в нашей стране отмечали День охранно-конвойной службы МВД России - со дня ее образования прошло уже 74 года. Корреспондент «КП» решила на день стать сотрудником данного ведомства и ощутить все трудности этой профессии на себе.

Немногие из законопослушных граждан знают, кто такие конвойные. Но те, кто, хоть раз преступал закон, прекрасно с ними знакомы. Основными обязанностями сотрудников изолятора временного содержания и охранно-конвойной службы полиции являются охрана и содержание подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Конвойные должны внимательно следить за тем, чтобы подследственные не получили запрещенные предметы и не смогли сбежать из-под стражи.

На «работу» нужно было явиться к 7.30. Чуть позже начиналось построение, на которое ни в коем случае нельзя опаздывать. Чтобы вовремя добраться до места, пришлось встать в половине шестого - почти непосильная задача для конца недели. У меня закрывались глаза и путались мысли, а вот конвойные выглядели вполне бодренько.

- Наши сотрудники приходят на работу в 7 утра, а уходят в 11 - 12 ночи, - между делом сообщил командир отдельного батальона охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых Управления МВД России по городу Ростову-на-Дону.

Я устыдилась и расправила плечи, стараясь не пропустить ни одного слова - на построении зачитывали ориентировки на день. Вернее, сначала проверили внешний вид конвойных (строго отругав парочку за несвежие рубашки), проверили их на знание приемов рукопашного боя и Закона «О полиции» (ребята на память декламировали чуть ли не целые главы), и только потом каждая рота получила назначения по разным судам города.

Меня «подарили» 2-й роте, которой было поручено конвоировать подследственных в Ростовский областной суд, сопровождать их на заседаниях, а потом - обратно в СИЗО.

Мы отправились в здание суда дожидаться автозака, на котором должны были привезти подследственных. Этим, кстати, тоже занимаются сотрудники охранно-конвойной службы.

- Пока везут «жуликов», можем выпить чаю. Потом на это не будет времени, - объяснял Иван Поберезнюк, которому поручили провести со мной инструктаж. - Повезло, что тебя отправили в областной суд - здесь можно разместиться с комфортом. В других зданиях условия для конвойных похуже - там у нас помещения полуподвального типа. Правда, «жулики» тут сложные - в основном привозят тех, кто подозревается в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Всякое бывает.

О «всяком» Ваня рассказал байку. Вернее, служебную историю, но парень с таким воодушевлением описывал произошедшие события, что они больше походили на специализированную сказку.

Фото: Ольга ГОПАЛО

Этот случай произошел на оглашении приговора. Женщина и мужчина, оба в летах, были признаны виновными в торговле наркотиками и получили немаленькие сроки. «Ах, так! Значит, живым вы меня не увидите», - воскликнул подсудимый, достал «мойку» (лезвие из одноразовой бритвы) и начал кромсать себе пузо - неглубоко и неопасно, зато эффектно.

- Как же он пронес лезвие?! Вы же их проверяете! - удивлялась я.

- Ты не представляешь, куда они их себе запихивают. А в, хм, задницу «жуликам» не залезешь. То есть, технически-то это несложно, но нарушаются права человека, знаешь ли.

В общем, мужик себя кромсает, «мойку» надо отбирать. Пришлось открывать «клетку», бороться с ним, заламывать руки. Вот такие ужасы.

Потом привезли подследственных, и времени на чаепитие действительно не осталось. Подследственных заводили по одному, максимум, по двое. Их вещи нужно было проверить на наличие запрещенных предметов, рассадить обвиняемых по камерам. А потом отвести в зал суда и внимательно наблюдать не только за ними, но и за адвокатами и родственниками - нередко бывают случаи, когда подсудимым пытаются передать наркотики и мобильные телефоны.

Все передвижения обвиняемых вне камеры - только в наручниках. Особо опасных сопровождает усиленный конвой. Охранять их от внешней среды и внешнюю среду от них - главная задача конвойных. Я быстро запуталась в хитросплетениях коридоров, по которым нужно вести подсудимых к их залам. Устала, кстати, тоже быстро, держась исключительно на упрямстве. Наблюдая за четкими действиями конвойных, стыдно было ныть и проситься домой. Особенно зная о том, что они работают так изо дня в день.