Спорт4 августа 2015 12:41

Олимпиада-80: санкции, пиво в банках и благодарность от ЦК

Ровно 35 лет назад прошли летние Игры в Москве. Евгений Константинович Серов - единственный ростовский спортивный журналист, который работал на соревнованиях
Церемония закрытия московской Олимпиады

Церемония закрытия московской Олимпиады

Фото: РИА Новости

САНКЦИИ

«Олимпиаду ждали с нетерпением. Любопытно, что и 35 лет назад, и сейчас на слуху слово «санкции». Тогда мы ввели войска в Афганистан, в итоге все ведущие державы объявили бойкот и отказались приезжать в Москву. Понятно, что высшие спортивные руководители запаниковали, потому что Игры могли и сорваться. Но потом включились Национальные олимпийские комитеты: в каждой стране они имеют право на самостоятельное решение, независимо от политической повестки дня. Видимо, дипломаты на своем уровне влияли на ситуацию. Отношение к Олимпиаде теплело — некоторые страны изменили свое решение, затем и отдельные спортсмены заявили, что не намерены пропускать главные старты в жизни. Каждое утро народ хватал газеты и вычитывал, кто согласился приехать в Москву. Такая была обстановка».

«ТЫ ЕЩЕ ДУМАЕШЬ?! БЕРИ ДЕНЬГИ И ЕЗЖАЙ!»

«Вообще-то, на Олимпиаду я не собирался. Работал тогда собственным корреспондентом «Советского спорта» по Северному Кавказу. Прикинул: игры длятся три недели, все «мои» спортсмены будут в Москве, получается, можно выкроить отпуск. Подумывал рвануть на море. Вдруг звонит мне, как сейчас помню, в пятницу, председатель Спорткомитета Петр Валентинович Морозов (заслуженный тренер СССР, мы с ним были в дружеских отношениях): «Хочешь на Олимпиаду? У нас аккредитация есть, можешь поехать». Планы рушатся, думаю: «Дам ответ в понедельник». Прихожу домой, рассказываю все жене. А она: «Ты еще думаешь?! Бери деньги и езжай!». Аккредитовался я от газеты «Молот» и поехал в столицу».

"БУФЕТ ГОСТИНИЦЫ "РОССИЯ" - ЭТО ПОТРЯСЕНИЕ!"

«В те времена Москва была грязноватая, а приехал — чистота! Народу немного. Как потом выяснилось, весь негативный элемент вывезли за 101-й километр. Сейчас уже прочитал, не знаю, правда или нет, мол, КГБ собрал всех воров в законе и сурово напутствовал: «На время Олимпийских игр просьба угомониться!».

Журналистов поселили в гостинице «Россия». В одном блоке жили зарубежные представители СМИ, в другом — наши. А в нише между блоками стоял «вежливый человек». Мой номер был ближайшим к этой нише, так что этого товарища я видел чаще остальных. Но не это произвело на меня главное впечатление. Время было голодное, а буфет гостиницы «Россия» - вот это было потрясение! Эрмитаж! Потому что там было все. Сервелат поставляли из Финляндии. Все нападали на бифштексы, которые с трудом помещались в рот. Мы-то с голодухи! В изобилии были настоящие грузинские вина: «Хванчкара», «Киндзмараули». Когда ростовчанка Люда Кондратьева выиграла золотую медаль в забеге на 100 метров, я проставлялся именно «Хванчкарой». Любимым вином Сталина».

Евгений Серов

Евгений Серов

Фото: Архив "КП"

РЫБНЫЙ "АРГУМЕНТ"

«Я заехал в редакцию родного «Советского спорта». Доложил главному редактору Николаю Семеновичу Киселеву, что прибыл. И меня распределяют освещать соревнования по стрельбе в Мытищах. А я ведь посмотреть Олимпиаду приехал, сидеть на окраине города не очень хотелось. Иду к редактору олимпийского отдела — Володе Кучмию. Мы были прекрасно знакомы: вместе (кстати, и со знаменитым Виктором Понедельником) играли за сборную «Советского спорта». Впоследствии Кучмий был многолетним главным редактором газеты «Спорт-Экспресс», во время Игр-80 он отвечал за распределение корреспондентов. Естественно, как и в каждую поездку в Москву, у меня с собой пакет с донской рыбой — парой рыбцов и лещей.

- Хотелось бы Олимпиаду посмотреть, - говорю и робко кладу на стол «улов».

- Да о чем разговор? - вдыхая запах нашей чудо-рыбы, отвечает Володя.

Так я получил вольную. Какие соревнования хотел, те и смотрел».

"КАКИЕ ДЕВИЦЫ ВЫСТУПАЛИ!"

«Церемония открытия была стилизована под эпоху Древнего Рима. Наши, конечно, умеют делать подобные шоу: масштабно, красиво. Смотря на происходящее, я ощутил, что в стране есть массовость спорта. На арену Лужников вышла примерно тысяча девочек и пятьсот мальчиков. Это были явно гимнасты. Перестроения, прыжки — уровень не ниже первого разряда. То есть нужно было собрать полторы тысячи таких молодых спортсменов! Это первое впечатление от церемонии открытия. Ну и второе — какие девицы выступали! Иностранцы были под огромным впечатлением от русской красоты».

"ЗАПАДНУЮ ПРЕССУ ИНТЕРЕСОВАЛА ПРОБЛЕМА ДОПИНГА"

«Организация работы журналистов была на высшем уровне. Между пресс-центрами по каждому виду спорта по расписанию курсировали автобусы. За все время Игр я не видел, чтобы транспорт опоздал хотя бы на минуту.

Главный пресс-центр-штаб-квартира журналистского корпуса располагался на Зубовском бульваре, 4, в центре столицы. Ежедневно в 13.00 проводились пресс-конференции по итогам минувшего дня соревнований. Вел их (и очень сильно, профессионально!) первый заместитель председателя оргкомитета «Олимпиада-80» Владимир Попов. Я не пропустил ни одной пресс-конференции, было крайне интересно.

Западные журналисты беспрерывно задавали вопросы по употреблению запрещенных препаратов. Мы же многого тогда не знали, а коллеги писали, что в ходе Олимпиады были сделаны послабления в плане допинга, компенсируя таким образом отсутствие американцев. В результате было установлено много мировых рекордов. Западники злобствовали, ставя под сомнения их чистоту, но Попов грамотно парировал все атаки».

"НЕ ТА" ОЛИМПИАДА

«Если честно, «не та» была Олимпиада. Как известно, сердце летних Игр — легкая атлетика. А какие соревнования без американцев? Помню, забег на 400 метров выиграл наш Маркин из Новосибирска. Но понимаешь, каким бы он был — седьмым-восьмым в лучшем случае — если бы приехали все сильнейшие.

Билеты на соревнования распределялись. «Пойдешь на хоккей на траве?», - предложили мне. - «А чего не пойти?» Лужники были забиты. Запомнился такой эпизод. Марафон. Вбегают на стадион спортсмены, проходит полчаса, 45 минут и появляется последний участник — то ли из Лаоса, то ли из Камбоджи. И все — а это на секундочку почти 100 тысяч человек — встали и засадили ему такую овацию! Он сам ошалел от такого. Вот он олимпийский принцип: «Главное не победа, а участие». Человек не сошел с дистанции, добежал, дотерпел».

РУССКО-НЕМЕЦКАЯ ДРУЖБА

«В прессе мелькало, что чекисты якобы за глотку хватали за контакты с иностранцами. Чепуха! В гостинице «Россия» был шикарный бар. Там я впервые попробовал текилу. А какое чешское пиво там наливали! На его фоне я познакомился с одним молодым товарищем из ФРГ. Я по-немецки кроме «цвай бир» ничего не знал. А потом, после очередной победы наших спортсменов, присели мы вместе и через некоторое время, глядишь, стали понимать друг друга (смеется). Вскоре, завидев меня на горизонте, он радостно кричал: «Евгений!», и мы садились за «наш» столик. После Олимпиады он мне даже открытку прислал с видом своего маленького городка в Баварии.

В один из дней он познакомил меня со своим соотечественником Карлом-Хайнцем Хайманном, многолетним главным редактором популярного журнала Kicker. Карл-Хайнц часто печатался в «Советском спорте». Воевал, был в плену в Сибири, поэтому хорошо говорил по-русски. В итоге мы почти каждый вечер заседали, обсуждали спорт. Далеко не худшее время я провел в обществе немецких товарищей. Но с соседних столиков за нами, конечно, присматривали».

"СЕРОВА К ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ!"

«Удалось мне и отличиться на Олимпиаде. Случайно, но все же. Прошла информация, что кто-то из гостей Игр отравился едой. А тогда (впрочем, как и в Сочи-2014) только и искали, за что негативное ухватиться. И тут — такой скандал! В иностранных СМИ поднялся шум. На этой волне в «Советский спорт» поступает звонок. Беру трубку. На проводе — неизвестный человек из системы общепита: «Добрый день. Наш ресторан «Южный» качественно работает на Олимпиаде, его меню очень хвалят. Нельзя о нем пару строчек написать? Запишите координаты и фамилию директора».

Питание на Играх было организовано так: шатер, а внутри ресторан. Такой шатер выделили ресторану «Южный», где подавали исключительно блюда донской кухни. Я пришел, представился. Директор повел меня. Шатер битком, сидят, в основном, иностранцы. Беру книгу жалоб и предложений, а там только блестящие отзывы от посетителей из-за рубежа, причем, больше всего из ФРГ: «Ой, как вкусно! Мы восхищены!». Сам, кстати, убедился, что кухня на высшем уровне. Передал материал в Ростов и в «Советский спорт». На следующий день звонок: «Серова к главному редактору!». А я начальство побаивался всегда, почувствовал легкий мандраж. В результате выяснилось, что мою заметку (с теми самыми «вкусными» комментариями гостей ресторана) прочитали в ЦК партии и велели передать благодарность. На фоне отравления материал оказался очень к месту».

СОК С ТРУБОЧКОЙ - ДОЧКЕ, ПИВО В БАНКАХ - ДРУЗЬЯМ

«Помимо легкой атлетики, я посмотрел соревнования по борьбе, боксу, баскетболу. Посетил футбольный полуфинал СССР — ГДР, в котором наши проиграли 0:1. Побывал на потрясающем гандбольном финале СССР — ГДР.

К концу Олимпиады уже все устали. На церемонии закрытия Мишка, конечно, улетел неожиданно. Я сидел на трибуне Лужников метрах в 50-ти от Брежнева.

В подарок дочке привез соки с трубочками - диковинная по тем временам вещь. Как и финское баночное пиво, которое подарил друзьям — такого в Ростове в глаза никто не видел».

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Серов Евгений Константинович

Родился 23 октября 1938 года в городе Иман Хабаровского края.

Выпускник филологического факультета РГУ.

Работал в газетах: «Вечерний Ростов» (1964 - 1969), «Советский спорт» (1969 - 1992), «СПОРТ-экспресс» (1992 - 2002).

Возглавлял пресс-службы ФК «Ростсельмаш», ГК «Источник», БК «Ростов-Дон».

В настоящее время - сотрудник пресс-службы гандбольного клуба «Ростов-Дон», обозреватель газеты «Футбольный курьер».

Многократный победитель и лауреат профессиональных журналистских конкурсов.