2019-05-15T16:25:26+03:00

В Батайске девочек-маугли, живших 8 лет в плену у пьяной матери, забрали в приемную семью

Сестренкам сделали документы и в сентябре они пойдут в 1 класс
ГОШЕВ Игорь
Поделиться:
Комментарии: comments14
Сестренкам сделали документы и в сентябре они пойдут в 1 класс. Фото: ГОШЕВ Игорь, Александр Кондратьев, газета "Вперед".Сестренкам сделали документы и в сентябре они пойдут в 1 класс. Фото: ГОШЕВ Игорь, Александр Кондратьев, газета "Вперед".
Изменить размер текста:

Девочкам-маугли, которые восемь лет жили в плену собственной матери, нашли приемную семью. История с батайскими девчушками - старшей из которых восемь, младшей — семь лет, потрясла всю страну. О существовании девочек не подозревал никто: у них не было документов, а у их матери - паспорта. На улицу она их почти не выпускала, а единственными собеседниками, пока женщина была в загулах, были глухонемые бабушка с дедушкой. О существовании детей чиновники узнали только тогда, когда их случайно обнаружили полицейские. Семью поставили на учет как неблагополучную, а матери дали срок — сделать документы, бросить пить и устроиться на работу. Но чуда не произошло.

Сестренки привыкли общаться только друг с другом. Фото: Александр Кондратьев, газета "Вперед".

Сестренки привыкли общаться только друг с другом. Фото: Александр Кондратьев, газета "Вперед".

ТАКИХ РОДИТЕЛЕЙ МОЖНО И ЗАБЫТЬ?

Дом, в котором жили девочки, находится на самой окраине города Батайска Ростовской области. Повсюду небольшие одноэтажные бараки. Несмотря на будний день, со двора одного из домов в нос ударяет резкий запах перегара и шумные пьяные разговоры.

- Это вам Танька (имена изменены, - прим. автр.) что ли нужна? - так то надо за угол: там один дом и второй — не ошибешься, - говорит сосед дядя Витя, который к 11 часам утра, судя по раскрасневшейся физиономии, уже изрядно принял на грудь.

Сворачиваю за угол - улица, никогда не видавшая асфальта: с одной стороны наспех сколоченные сараи с амбарными замками на дверях, с другой - саманные домики. Тот что нужен мне - с покосившейся деревянной верандой. Во дворе — тюльпаны, пара аккуратных грядок за забором из сетки-рабицы. Вот эта картина много лет и была представлением девочек о мире. Кажется, время здесь остановилось. На окнах даже занавесок нет. Тарабаню в калитку.

- Они полиции не открывали, хотя те вместе с органами опеки сколько раз приходили, - слышу за спиной голос соседки Светланы, прибежавшей на шум. - Вы, что думаете, вам откроют? Хотя, может, если бы открывали, то девочек бы и не забрали. Как-то бы и улеглось. А теперь как им в другую семью? Им же не год-два, своих родителей они помнят. Хотя, может, таких и забудут.

Асфальта дорога никогда не видела. Фото: Ольга ГОПАЛО

Асфальта дорога никогда не видела.Фото: Ольга ГОПАЛО

«ТЕБЕ РАБОТАТЬ НАДО!»

По словам Светланы, их дома - бывшие выкупленные в свое время местными обитателями общаги. Общая площадь - метров 50 квадратных каждый. В том, что жили "девочки-маугли" (так их называют теперь те, кто знаком с их историей, - прим. автр.): две комнаты, в одной - пожилые родители Татьяны, в другой - она вместе с Аленой, Машей и мужем, который младше на три года.

- Выпивохи они, конечно, - переходя на шепот говорят в округе, а кто просто показывает характерный жест. - Но поймите нас правильно, кому сообщать чего: спалят еще хату! А что? С них станется!

Говорят, если и пили, то не буянили. Драк не устраивали, жили больше особнячком.

Постепенно в разговоре всплывают подробности: одну из девочек мать якобы родила в роддоме, а вот другую уже дома - на диване.

Соседи говорят, что узнали о девочках недавно — когда зачастили люди в погонах. А те что совсем рядом живут признаются — о девочках слыхали, но принцип «моя хата с краю» никто не отменял. Хотя по-отечески и пытались вразумить молодых.

- Тебе работать надо, у тебя же двое детей, - говорили отцу девочек. - Тот кивал головой, соглашался, но дальше разговоров дело не шло.

Мать девочек несколько лет прятала их ото всех. Фото: Александр Кондратьев, газета "Вперед".

Мать девочек несколько лет прятала их ото всех. Фото: Александр Кондратьев, газета "Вперед".

«ОНИ КАКИЕ-ТО НЕЛЮДИМЫЕ БЫЛИ»

Самый главный вопрос, который вертится на языке: на что они жили и как 30-летняя мать могла обходится без паспорта: его у нее никогда не было.

- Дед инвалид по слуху. Какое-то время трудился в мебельном цехе еще, - судачат в округе. - Вот на это и жили. Его супружница - пенсионерка. Но у нее советский паспорт. Менять его на российский она не стала - денег нет: у нее уже лет пять пенсия копится на счете. Та же история и с мамой девочек. паспорт ей был просто не нужен: она нигде не училась и не работала. Когда шумиха поднялась, ей советовали оформить документы, чтобы хотя бы детские получать. Она не спорила, но и дел не делала.

Кстати, сестренок - когда стало известно о том, что они вообще существуют, одевала вся улица.

- Одна из соседок год назад принесла им школьную форму, ранец, тетради и пенал, чтобы старшая (ей сейчас восемь) могла в школу пойти, - говорит Светлана. - Так мать сказала, что не пустит - у нее нет документов на дочь. А на вопрос: «А почему не сделает?», в ответ - тишина! Ближайшие соседи, как могли, подкармливали девчушек, одежду детскую отдавали. Мать не отказывалась, но постоянно повторяла: "Им много не надо, хватает".

Соседи вспоминают, что девочек всего лишь раз привели на общую детскую площадку к другой детворе.

- Но они какие-то нлюдимые были, - говорит баба Маша. - Станут вдвоем в сторонке и стоят. Дети бегают, играют, а эти жмутся друг к дружке и ни в какую.

Сейчас девочкам ищут любящую семью: Маше - восемь, Алене - семь лет. Фото: предоставлено отделом образования г. Батайска.

Сейчас девочкам ищут любящую семью: Маше - восемь, Алене - семь лет. Фото: предоставлено отделом образования г. Батайска.

«ХОТИМ ДОМОЙ: ТАМ ТИХО...»

Битва за девочек у местных чиновников шла года два. Формальных признаков забирать сестер не было причин: с юридической точки зрения их здоровью опасность не угрожала, еда в доме была, кровать-топчан имелся - не на полу спали, какие-никакие игрушки водились. Старшая Маша умела считать до десяти.

А вот когда время пришло идти в школу, и документы у девочек не были готовы: по закону это уже называется «нарушением права детей на образование». В итоге, в суд мать так и не явилась, ее лишили родительских прав. Детей пришли забирать приставы. Девочек определили в приемно-карантинное отделение батайского центра помощи детям. Там их обследовали медики и пришли к выводу, что девочки относительно здоровы. Правда, на контакт сестренки шли не охотно, а один раз честно сказали: «Хотим домой подальше от других, там тихо...».

И вот, на их историю откликнулась женщина из их родного города. Она пришла в отдел опеки и попросила познакомить с малышками.

Таких домов по всей России тысячи. Фото: Ольга ГОПАЛО

Таких домов по всей России тысячи.Фото: Ольга ГОПАЛО

"ПРИШЛА ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ, А ДЕТЕЙ - НЕТ»

- У женщины уже есть опыт по общению с приемными детьми, - рассказали газете «Комсомольская правда-Ростов» в органах опеки Батайска. - У нее уже воспитываются двое мальчишек дошкольников. При встрече она девочкам прямо сказала: «Я знаю, что у вас есть мама и вы ее любите. Но я могу стать для вас очень хорошим другом, который будет заботиться о вас и защищать». Видимо, такая искренность нашла отзыв в детских сердцах.

Теперь малышки в новом доме. Им уже сделали необходимые документы и этой осенью они обе пойдут в 1 класс.

К слову, мама девочек объявилась на пороге приюта лишь через месяц. Но оказалось поздно: сестренок уже забрали. Хотя, по закону, у нее еще есть шанс вернуть их. Для этого ей нужно хотя бы оформить паспорт, устроиться на работу и доказать, что она может сама их содержать. Но вот воспользуется ли она этим вторым шансом? Покажет время.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также