Премия Рунета-2020
Ростов-на-Дону
0°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
22 ноября 2023 0:00

«Молилась под реанимацией»: как мать из Донецка добилась уникальной операции для сына и уступила место девочке-отказнице

Мать мальчика из Донецка уступила место для операции девочке-отказнице, а потом ее сына спас лучший кардиохирург страны
В шесть лет Максим победил приступы, которые чуть не отправили его на тот свет

В шесть лет Максим победил приступы, которые чуть не отправили его на тот свет

Фото: из архива героя публикации

- Говорят, есть стадии принятия ребенка-инвалида: отрицание, гнев, депрессия... У меня ничего этого не было - ни с первым, ни со вторым сыном. Под дверью реанимации я молилась только об одном: пусть выживут – буду любить любыми, - признается жительница ДНР Вита Попель.

ПРИСТУП ПОСЛЕ ПОХОРОН

По профессии женщина - учитель начальных классов. Раньше работала в коррекционной школе-интернате для умственно отсталых детей. Но и подумать не могла, что станет мамой таких же ребятишек.

У Виты уже подрастала дочь, когда она познакомилась со вторым мужем. Супруги встретились в Ростове, куда женщина приехала на заработки в тяжелый для Донбасса 2015 год. Зарплату тогда не платили - пришлось торговать на рынке фруктами и овощами.

У пары родился сын Максим. Мальчик развивался как все здоровые ребятишки, пока в полтора года у него не случился первый приступ.

- Это произошло на следующее утро после похорон моей мамы. Сын забился в судорогах, дыхание у него как-будто замирало, - вспоминает Вита.

С полутора лет Максим начал страдать от приступов, похожих на эпилептические

С полутора лет Максим начал страдать от приступов, похожих на эпилептические

Фото: из архива героя публикации.

На «скорой» ребенка отвезли в больницу. Двое суток он пробыл в реанимации. Приступы повторялись каждые семь месяцев – день в день. После третьего врачи назначили препараты от эпилепсии, после четвертого – увеличили дозировку.

Во время обследования медики обнаружили у маленького пациента еще одну проблему. Когда врач светил ему в глаза фонариком – зрачок в левом не реагировал и не сужался.

- Так мы узнали, что у сына микрофтальм — врожденный порок развития. Это когда глазное яблоко уменьшено в размере. Левый глаз у Максима не видит совсем, правый - плохо.

В шесть лет Максим поборол приступы, которые отбрасывали его назад в развитии

В шесть лет Максим поборол приступы, которые отбрасывали его назад в развитии

Фото: из архива героя публикации

КОВАРНАЯ ИНФЕКЦИЯ

Четвертый приступ стал последним и самым страшным для мальчика. Он случился во время дневного сна. Максим снова оказался в реанимации.

- Сын не приходил в сознание 10 часов! Меня к нему не пускали. Врач сказала, что он впал в кому. Все что оставалось – молиться.

Когда из-за дверей реанимации донесся плач сына Вита облегченно вздохнула.

Позже она узнала, что в донецкую больницу приехал профессор из Санкт-Петербурга. Он должен был помочь коллегам в лечении кого-то из пациентов.

- Профессор согласился посмотреть медицинские документы сына. Он сказал, что заболевание Максима не похоже на эпилепсию. Предположил, что приступы связаны с герпетической инфекцией и рассказал, какие нужно сдать анализы.

Как только мальчик поправился, мама отвела его в частный медцентр. Новое обследование подтвердило догадку российского врача. Специалисты вылечили Максима от коварной инфекции. Однако приступы не прошли бесследно. Восьмилетний мальчик отстает от сверстников в развитии. Он обучается на дому по индивидуальной программе.

Сташий сын растет веселым и счастливым ребенком

Сташий сын растет веселым и счастливым ребенком

Фото: из архива героя публикации

НЕ ПРОЖИВЕТ И ПОЛГОДА

- Я не планировала беременность, но все-равно обрадовалась, узнав что снова жду ребенка.

Малыш появился на свет в перинатальном центре Донецка — в родном Торезе врачи побоялись делать третье по счету кесарево сечение. Медики почти сразу поставили на младенце крест из-за тяжелого порока сердца. Они сказали матери, что он проживет максимум полгода. Спасти крошку могла только сложная операция, но сделать ее в Донецке было некому.

- Вы не справитесь с таким ребенком. Лучше откажитесь. Тем более, у него еще и синдром Дауна, - советовали медики.

По прогнозам донецких врачей Вася был не жилец

По прогнозам донецких врачей Вася был не жилец

Фото: из архива героя публикации

Но Вита решила бороться за сына до конца. Пока малыш лежал в больнице, она штурмовала медицинские ведомства. Пыталась попасть на прием к министру здравоохранения, но... дальше заместителей женщину не пускали.

Чиновники требовали заключение главного внештатного кардиолога. Именно он должен был подтвердить, что спасти новорожденного в ДНР невозможно. Вита приезжала к специалисту на работу, но никогда не заставала на месте. Возвращалась в минздрав ни с чем. Ходила по кабинетам. Взывала к человечности: «Ну, нет бумаги! А ребенок умирает — спасите!»

На помощь матери пришла врач перинатального центра. Она связалась с неуловимым кардиологом и подписала нужный документ.

Ребенка с тяжелым пороком сердца спасали московские кардиохирурги во главе с Лео Бокерией

Ребенка с тяжелым пороком сердца спасали московские кардиохирурги во главе с Лео Бокерией

Фото: из архива героя публикации.

НА МЕСТЕ МЕРТВОГО

Февральским вечером раздался долгожданный звонок из минздрава.

- Из него я узнала, что мы с Васей утром едем в Россию вместе с другими больными детьми. Их собрали со всего Донбасса. Группа состояла из восьми ребятишек. Малыш из Горловки - тоже сердечник - умер, не дождавшись поездки. Мой сын занял его место.

На машинах «скорой помощи» в сопровождении врачей родители и дети приехали в аэропорт Ростова-на-Дону. Здесь они сели на самолет МЧС, который доставил их в Санкт-Петербург. Вася летел с кислородной маской и медицинскими датчиками.

В российскую больницу больного ребенка доставил борт МЧС

В российскую больницу больного ребенка доставил борт МЧС

Фото: из архива героя публикации

Группа прибыла в Морозовскую многопрофильную больницу. Персонал уже ждал пациентов в холле. Вита смотрела, как медики по очереди уводят родителей с детьми вглубь коридора: одного, второго, третьего...

- А как же мы? - спросила она.

- К сожалению, вашему ребенку мы помочь не сможем, - ответила женщина в белом халате.

В тот момент у Виты словно земля ушла из-под ног. К счастью, рядом оказались волонтеры благотворительной организации Доктора Лизы. Они предложили везти умирающего малыша в Москву, в Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева.

Вита боялась, что сына и там сочтут безнадежным. Но этого не произошло. В январе 2018 года ребенка госпитализировали.

- Операцию назначили на 8 апреля. Накануне к нам в палату заглянула заведующая отделением. По ее глазам я поняла: что-то случилось, - вспоминает собеседница.

Маленький Вася - любимец в семье

Маленький Вася - любимец в семье

Фото: из архива героя публикации

Доктор сказала, что из роддома в Центр привезли девочку-отказницу. Нужна срочная операция - иначе погибнет. Спросила: может ли Вита уступить ей дату операции?

- Конечно, я согласилась! А спустя десять дней, перед Пасхой врач сообщила удивительную новость. В благодарность за мой поступок сына будет оперировать легендарный кардиохирург Лео Бокерия!

Операция длилась восемь с половиной часов. Все это время Вита стояла под дверью реанимации и молилась. Позже она узнала, что врач увидел не один, а несколько пороков сердца у сына. Благодаря ему мальчик остался жить.

Из троих детей у жительницы ДНР здорова только дочь Даша

Из троих детей у жительницы ДНР здорова только дочь Даша

Фото: из архива героя публикации

Весной малыша выписали. Вместе с мамой он вернулся домой на поезде.

- Летом мы с сыном ездили на обследование в Таганрог. Врачи сказали, что сердце в порядке – можно оформлять Васю в детский сад.

Материнская любовь оказалась сильней смертельного диагноза. Сейчас женщине и ее детям помогают ростовские волонтеры.

Ради детей их мама готова к любым испытаниям

Ради детей их мама готова к любым испытаниям

Фото: из архива героя публикации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Самый громкий призыв к миру»: после обстрела в ДНР дети перестали говорить, а в их глазах застыл ужас

Маме тройни из ДНР помогают ростовские волонтеры, а она заново учит детей говорить и смотреть на мир без страха (подробнее)