Общество1 сентября 2021 12:00

«Мальчишки учились отдельно и сидели на полу»: Военный летчик рассказал, как дети пришли в школу в Ростове 1 сентября после Великой Отечественной войны

Евгений Александрович окончил школу больше 60 лет назад
За партами сидели по четыре человека, а кому места не хватило - на полу

За партами сидели по четыре человека, а кому места не хватило - на полу

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Евгению Цвет в этом году 86 лет. Когда началась война, ему было всего семь, поэтому в первый класс он так и не пошел. Как рассказал сегодняшний ветеран, в годы немецкой оккупации дети в школу не ходили, а учились на дому.

В ПЕРВЫЙ РАЗ - В ПЯТЫЙ КЛАСС

Во время войны маленький Женя изучал школьные предметы дома. А после освобождения Ростова-на-Дону и героических прорывов в 1943 году, дети стали понимать: победа близко. А значит, и школы скоро вновь наполнятся смехом. Поэтому все старались еще усерднее постигать счет и грамоту.

В первый раз юный ростовчанин пошел в пятый класс. Рядом с его домом как раз была школа № 32 Октябрьского района (сейчас это гимназия № 52, - прим. автр.). В те годы она была разделена так: первые два этажа занимала школа для девочек, а на третьем и четвертом находилась школа для мальчиков.

Ветеран вспоминает, что первое сентября было не таким нарядным как сейчас, но от этого не менее торжественным. Все стояли в разношерстной одежде, которую как могли, приводили в опрятный вид, и ждали приветственную речь любимых педагогов. После этого сразу начинались занятия.

Если в войну учили уроки даже на полях старых газет, то со временем вернулись к тетрадкам и дневникам

Если в войну учили уроки даже на полях старых газет, то со временем вернулись к тетрадкам и дневникам

Фото: Михаил ФРОЛОВ

«УЧИТЕЛЯ БЫЛИ ДЛЯ НАС КАК РОДИТЕЛИ»

- В то время мальчики учились отдельно от девочек, - вспоминает Евгений Александрович. - Это было сделано для того, чтобы дети концентрировались на учебе. В классе было не так много детей. Были среди них и сироты, чьих родителей расстреляли в Змиевской балке. Особой мебели не было, стульев не хватало, поэтому ютились на полу, бывало за партами сидели и по четыре человека, а на переменах бегали по коридорам с провисшими потолками.

Дончанин уверяет: тогда учителей очень уважали: «Они были для нас как родители».

- Я до сих пор вспоминаю нашу учительницу по обществознанию Стефанию Сергеевну, которая объясняла нам, что человек это тоже животное, но высокоорганизованное. Поэтому наше мышление и поступки в большей степени определяет, кто мы - приматы или люди, - улыбается пенсионер.

КТО МЫ - ПРИМАТЫ ИЛИ ЛЮДИ

Ветеран с трепетом вспоминает школьные годы. Он уверен: это заслуга первых учителей. Преподаватели любили и ценили своих подопечных и проводили уроки с интересом, потому что воплощали свою мечту.

Многие из педагогов, тех, кто воевал на фронтах войны, грезили о том, как они вернутся домой и будут работать в родных стенах, учить детей в мирное время. Ученики прекрасно понимали своих наставников, они тоже мечтали о школе. Наверное, поэтому и была гармония: у всех были одни цели.

- Учителя заряжали нас на будущее, чтобы мы жили с этим запасом знаний, - рассказывает Евгений Александрович. - Я очень любил физику и математику. Конечно, были дети, кто плохо учился. И тогда с ними беседовали, назначали дни консультаций и занимались дополнительно, но никогда их не бросали с проблемами один на один.

В первые годы после войны было не до формы. На занятия наш герой ходил босиком, а в школе так нельзя - пришлось маме сшить матерчатые туфли

В первые годы после войны было не до формы. На занятия наш герой ходил босиком, а в школе так нельзя - пришлось маме сшить матерчатые туфли

Фото: Михаил ФРОЛОВ

РУБАШКУ ДЛЯ ФОТО ОДОЛЖИЛ У ПРИЯТЕЛЯ

Тогда помимо учебных предметов, школа давала своим ученикам еще и практические навыки. Пока дети учились, они могли получить права на мотоцикл, трактор и изучить механику автомобиля. Несмотря на то, что это были предметы изучались по желанию, все их с удовольствием посещали.

- Я помню, как нам в школу из мотоклуба доставили мотоциклы, - воспоминает собеседник, - они назывались «Москва». А из милиции приходили сотрудники и учили правилам дорожного движения. У меня до сих пор есть удостоверение на категорию «А». Учебную езду принимали прямо на улице Пушкинской. Тогда она была не так загружена и свободна со всех сторон, так что учиться водить можно было смело. А в 16 лет, когда нужно было получить права, бегали фотографироваться на Центральный рынок с товарищем. Помню, у него была белая рубашка. Так вот я ее одолжил, чтобы на фото получиться нарядным.

ЗА ПЛОХИЕ ОТМЕТКИ В КЛУБ НЕ БРАЛИ

Школьником Евгений успевал заниматься боксом, а еще, как и остальные мальчишки, мечтал попасть на флот. Но все изменилось, когда они с друзьями решили записаться в аэроклуб. Тогда ученики могли изучать еще и летное дело, а после проводить учебные полеты с инструктором. Аэроклуб принимал в своих стенах всех желающих летать подростков. Но перед обучением обязательно проходили медкомиссию, а еще всегда показывали оценки в дневнике: если были плохие отметки, в клуб не брали - вот и хороший стимул для учебы.

- В аэроклубе мы проходили теорию и устройство летательных аппаратов, - делится своими воспоминаниями Евгений Александрович. - Ее нам преподавали в двухэтажном здании на пересечении улиц Чехова и Суворова. Там были классы, где слушали лекции. У нас даже в помещении была правая плоскость самолета «АН-2». Я, когда ее увидел, удивился, как она туда поместилась! Впервые полетел в 16 лет. Тогда всем пацанам давали учебный самолет УТ-2. Ознакомительный полет проводился с инструктором: наверное, он через зеркало видел все наши восхищения от увиденного. И, знаете, мне было страшно приятно, тогда я изменил морскому флоту и твердо решил идти в летчики.

Девочки и мальчики в школе занимались на разных этажах, чтобы не отвлекаться от учебы

Девочки и мальчики в школе занимались на разных этажах, чтобы не отвлекаться от учебы

Фото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО

НАЙТИ МЕЧТУ

«Пятый океан», как тогда называли небо, поразил юношу своим масштабом, ведь он глубже и шире, чем все океаны на земле. В школе инициативу ребят поддерживали: если было нужно, учителя отпускали с уроков и искренне радовались всем начинаниям и победам.

С тех пор, как ветеран окончил школу, прошло больше 60 (!) лет, но те основы, что дали ему учителя помнит до сих пор.

Благодаря школьным знаниям, смог поступить в летную школу и стать военным летчиком. Сейчас - на пенсии. Но признается, что все еще испытывает трепет, когда слышит звук турбореактивного двигателя в небе.

А нынешним школьникам Евгений Александрович хочет пожелать, огромной веры в себя, чтобы они уважали и ценили своих учителей, а еще - нашли свою мечту, и чтобы сверху им всегда сопутствовало мирное небо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дневник узницы концлагеря: «Я помню глаза матерей, чьих детей убивали»

Ростовчанка Клавдия Ивановна Сисюкина до сих пор не может забыть о страшных моментах войны (подробнее)

Дневник ветерана: «Когда брат ушел на войну, я занял его место у станка. Когда он погиб - пошел на фронт»

Ростовчанин Николай Филатов рассказал, как встретил войну парикмахером, а победу — авиатехником (подробнее)